Среда, 21 августа 2019 12:36

Корона не по Сеньке шапкой оказалась

Стоп-кадр, мультфильм "Вовка в тридевятом царстве" Стоп-кадр, мультфильм "Вовка в тридевятом царстве"

Близко ли, далёко ли, в некотором княжестве-государстве жили-были добрые люди, которым страшно не везло на князей. Причем, каждый раз этим людям говорили, что князей они, якобы, выбирали себе сами.

Много пришлось перетерпеть бедным людям. Предпоследний князь-то ихний все в Московию ездил. Там друзья- бояре верховные его шибко привечали, денег давали, сами ответно на щучьи котлетки в гости наведывались. А в княжестве его голодным называли за жадность несусветную. Какой только беды не случилось во времена его правления княжеством: и аварии, и пожар вселенский, когда аккурат в главный день Божественный- на Пасху Христову треть княжества взяло, да и сгорело в огне кромешном. А он все наращивал "критическую массу успеха", говорил: дайте поработать, потом посадите! Дожили до того, что отправлял он нищий люд грибы, да ягоды на пропитание собирать, бабушек, да дедушек с бодожками в кооперативы сбивал, чтобы тушенку варили. Настал момент, когда князь этот самоуверенный из берегов вышел и в конец борзым стал. А княжество под ним, на недра дюже богатое, в сизый угольный цвет окрасилось.

Долго сказка сказывается, да недолго дело делается. Время подоспело князя нового выбирать. И вот разозлились люди да и пошли в расход. Стали замену искать голодному-то. И нашли. Молоденький, да вихрастый такой мальчонка у засиженной мухами скульптуры вождя-тирана с красным флажком в руках стал предвыборные речи разговаривать. Да столько наобещал народу измученному, что, за неимением другого выхода, люди взяли да и выбрали парнишку этого князем своим. Получилось, как всегда, шило на мыло. Был голодный, стал растелепа.

Вот пришел новоиспеченный князь в груден-месяц во дворец серый на КПП с доверием народа в кармане. Волосенки туда-сюда торчат, глазенки бегают, пинжачишко запахнул, галстук нацепил для солидности, а ноги-то по колено в грязи. 

Служивый на КПП спрашивает его: ты хто такой будешь? 

А он важно так отвечает: я- князь, говорит. 

А служивый ему: а чего ноги-то грязные? 

Так я недавно князь,- ответил парнишка, да и пошел в апартаменты.

Заходит в них, а там кресло стоит позолоченное. Непривычный к такому богатству, взял он скипетр, а как держать его не знает. Начал он в кресло высокое влезать. Ан не может. Пыхтел, пыхтел, кое-как забрался, корону водрузил на головенку, рукой пришлепнул ее, а корона-то вся из драгметаллов, тяжелая, не по Сеньке шапкой оказалась, сползла с макушки-то вихрастой и на ушах повисла. Сидит он в кресле том золотом со скипетром в руках, в короне этой и ножками болтает. А придворные все: кто со смеху покатывается, кто ниц упал на паркет и с поцелуями к ножонкам-то княжеским тянется, все в грязи перемазались, а третьи горделиво вышли из серого дворца вон, прихватив с собой кто что смог.

Сидит князь в кресле месяц, сидит другой, корону поправляет. В казне княжеской пусто, даже рупь не ночевал, одни долги миллиардные. Проблемы повалились одна за другой. А монет-то нет ни золотых, ни серебряных. В Московию бы надо просить подаяние, а там его не ждут и знать не желают. А один так взял, да и обозвал дыбилом на все царство российское. 

Но поехал-таки он все же в Московию да не просто так. Вечерней лошадью поехал, как люд простой. Фотокарточки разослал в соцсетях. Вот, де, я какой народный да простой, как три рубля! Все княжество тогда так и ахнуло от умиления: ах, надо же, князь ведь, а не в карете. Но это единственный раз и было. Потом по сусекам поскребли, он быстренько в карету-то и перебрался. Да так понравилось ему в каретах ездить! Что теперь и за уши не оттащишь.

Зато в княжество к нему кааак хлынули на заработки красные опричники из Московии той. Да не только из Московии, а аккурат со всей Руси Великой. Разные они были: и федеральные бормотологи, и местечковые демагоги. Менталитету территориальному не обученные, в чужой монастырь, да со своими законами понаехали. Разошлись тут на всю катушку! И раскалилось княжество докрасна красного. И называть его стали "красной зоной". И начался в княжестве красный террор.

А людям-то непонятно. Они красных выбирали по старой памяти и не различили, что выбрали- да,- красного парнишшонку, но такого, кто красным по-настоящему и не был никогда. Просто назвался таковым. Наобещал создать в княжестве "правление народного доверия" из людей с улицы прям. Кто, мол, хочет быть боярином-министром, приходите и будете. Да так и повелось. Понабрали разных бродяг неграмотных в думу княжескую и развели такую свистопляску, что мало не показалось. 

Князя кружлять стали нешуточно. Заставили бумаги подписывать на премии большие, на увеличение жалования в четыре раза. И тут-то писучие люди в княжестве роптать начали, да писать, писать про все эти безобразия. Поначалу шибко от них досталось представительнице княжества в Московии и еще одному иноземцу крутлявому из тульской губернии.

Ведь аккурат с самого начала с князем избранным рядышком пригрелся тульский купец на хорошее жалование, которого в княжестве "тульским пряником" стали кликать. Самодовольный, в красном галстуке в белый горошек. Начал он стильную на тот момент оптимизацию в княжеском дворе делово проводить. Разогнал к чертовой матери двух поваров из свиты.На этом экономия казны и закончилась, не успев начаться. 

Деятельность "тульский пряник" развернул широкую и затмил самого князя-то. Не видно и не слышно его стало. Утонул в тиши серого дворца в кресле с позолотой. Тооолько князь голос подать пожелает, а ему ррраз- и по рукам! Так и сидит по сей день. Теперь уже с синими руками, как тот онгол, что в космос летал. А вернулся с синими руками. Его спрашивают: а чего руки-то синие? А он отвечает: да, просто чуть что, меня по рукам-то крепко били: туда не лезь, это не трогай... Так и тут. Княжеством, а заодно и князем тоже, стал править в красной зоне тульский пряник. А князь, что ни праздник какой- все речь держит да лозунги провозглашает, за что и прослыл свадебным енералом не то, чтобы без царя, а с междуцарствием в голове. Отдал скипетр правления княжеством заезжим на заработки туземцам, они и стали выдавливать, как из тюбика, всех местных княжеских аборигенов. Сожрали и не подавились, например, заместителя князя из рядов титульной нации княжества.

А тульскому-то засланцу при князе-бездельнике несмышленом с напускным видом важным и сурьезным трудно стало одному в княжестве красные дела вершить. И выписал он себе в замы княгиню смоленскую. Она приехала в княжество и давай тут хозяйничать да в "народные" дела нос совать.Сама в долгах, как в шелках, а все туда же.

Дальше-больше. В княжестве пошел разброд да шатание. Дел никаких не видно и в помине. Красное княжество пошло с молотка и стало местом отхожим для варягов-проходимцев из разных волостей. Народ начал волноваться и гадать, что же будет дальше. Князь-то обещал клятвенно, что с людьми станет общаться да советоваться, что вход к нему будет открыт для чаяний людских. А оказалось так, что не до народу ему, своих друганов красных и безработных к казне пристроить надо. А тут еще и место зама порожнее надо было заполнять. Князь, понятно, не при делах. Но его приспешники-туземцы вопрос решили быстро. 

Так появился в княжеском правилове еще один варяг- на сей раз казанский падишах с надутыми щечками. Тоже должник по всем статьям. Умудрился задолжать даже детям собственным полмиллиона золотых. Очередной Остап в общем. Не по нраву он пришелся и ко двору и среди народу. Начал с места в карьер. Сразу стало понятно. зачем он сюда пожаловал. Миллионы-то, а то и миллиарды по бацпроектам заработать не везде можно. В общем, стал он тут пешки на доске княжеской переставлять, "своих" на ключевые посты метить, иначе схема не сработает. А мешают ему те, кто истинно для народу старается. 

Погнал было он лошадей в объезд по угодьям княжеским, да напоролся на сопротивление. Ямщик лошадей по степям понес. Летели они по проселкам с бешеной скоростью, да проголодались малехо. Зашли в придорожный трактир, взяли по порции. А ямщик по привычке-то взял, да и сел за одну лавку с барином. Рассвирепел казанский падишах от такой наглости, включил гуру и давай ямщика отчитывать, чтоб помнил, что челядь он черная против барина, который белая кость, голубая кровь. После трактиру опять поехали, а барин все ворчал, да зудил на заданную тему. Ямщик не выдержал, соскочил с кондачка, взял барина за грудки да и вышвырнул в чистом поле, а сам дальше погнал.

Понятно, что люди писучие тему подхватили и пошла "большая пьянка, режь последний огурец" по страницам гулять. Обиженный падишах, вместо того, чтобы подготовкой к лютой зиме заниматься, в сутяжное дело вступил, чтобы писателям мало не показалось. 

А писатель первый повел себя нестандартно. Бают, что узнав об иске падишаха в суд, купил ящик зелья слабительного и после слов: что написано пером- топором не вырубишь, выпил залпом бутыль через горло и честно и благородно упал навзничь, без чувств. Но шутки шутками, а князь как принял обет молчания 9 месяцев назад, с тех пор, как обомлел от настоящей жизни княжеской да позолоченной, так и молчит до сих пор. Будто язык проглотил. Ничего не комментирует. А если что и скажет между делом, то на всю вотчину великую смех поднимает. К примеру, короводством хотел заняться, чтобы "шкурки на бусы" не менять, так сразу обсмеяли его. И много чего еще накуролесил. Уж лучше бы молчал в тряпочку. Дел-то серьезных за девятимесячный срок княжества за ним так и не повелось никаких, кроме курьезных. За девять месяцев целый ребенок получается, а у князя ни ребенка, ни хрена, сплошная беременность бессрочная.

А тут недавно выписал еще одного иноземца-изгнанника с родной земли в жилищную сферу. А тот приехал не один, а с помощникомцей, с которымой они за ручку ходят чуть ли даже не в сортир. Весь мир уже смеется над всеми этими княжескими метаморфозами. А ему все нипочем. Поздравляет всех, да поздравляет. Вот и все его дела.

Еще одного из орловщины пристроил. Так тот вообще в розыске. В княжество прибыл, сменив фамилию. Кадровой политикой занимается у князевых слуг на побегушках.

Но вся эта бестолковая деятельность нового обещалкина князя стала серьезно раздражать и против него в княжестве теперь война начинается. Серьезная война. Он-то думал, что справится с "папуасами", ан нет, терпение лопнуло. В бой пошли тяжеловесы. Так что княжество теперь во суду ли в огороде пребывает. А пока суд да дело, тульского пряника пристроили уже в другом месте. А на замену ему молодому князю с короной на ушах прибыл еще один засланец, теперь уже с земли питерской. И уже так принаглел, что открыто заявил, что, де, он тута, а народ давай, думай, что ему делать дальше, чем заниматься, за что жалование, оторванное от катастрофически беднеющего народа получать из казны княжеской.. 

Так что в княжестве отдельно взятом пира точно не предвидится. Меда, пива тоже не будет. И по усам ничего не потечет, и в рот попасть нечему. Не княжество родил через девять месяцев новый начальник территории, а создал татаро-орловско- смоленско-питерско-тульское и не только иго, от которого людям жить становится все "чижалее". Да, впрочем, ему все Божья роса...

Княжество полыхает в красном огне, бардак множится, а верховный царь всея Руси ждет осени. А счет по осени, как известно, пустым не бывает. Да и добрые люди в княжестве уже не добрые... Картошку князь по лету окучил. А осенью придется и кули поворочать. Только вот успеет ли выкопать?...

От редакции: Все персонажи в статье являются вымышленными и все сходства с реальными людьми и событиями случайны.

АДИ, Павел Быжов

Просмотров: 1132