Четверг, 13 августа 2020 09:12

Огонь и кровь на улицах Минска

Стоп-кадр видео Onliner Стоп-кадр видео Onliner

Триумф у Лукашенко никак не получается: белорусы не приняли сфальсифицированные результаты выборов. «Символ революции» Тихановская выехала в Литву. Станет ли она «президентом в изгнании»?

Вторую ночь подряд из Минска и других белорусских городов потоком идут кадры, на которых толпы людей, ряды ОМОНа, взрывы, кровь и огонь. Александр Лукашенко заявляет, что на выборах в воскресенье победил он. Оппозиция – что победила она, требуя мирной передачи власти. При этом у сторонников белорусского президента есть преимущество – они в погонах и с оружием. У противников, впрочем, тоже есть преимущество – они делают то, чего от них никто не ожидал.

День непризнанных выборов

В воскресенье, 9 августа, белорусская власть не сделала ничего такого, чего бы она не делала раньше. «Напомню, что с 1996 года Европа и США не признали ни одних выборов (ни президентских, ни парламентских), прошедших в Беларуси. Такое впечатление, что у Лукашенко просто не получается проводить выборы без фальсификаций и без насилия. Не случайно собирательный образ „член избирательной комиссии» стал героем анекдотов вместо еврея-бухгалтера, – сказал „Росбалту» белорусский политолог Антон Платов. – Но на этот раз вертикаль власти превзошла саму себя. Ну слушайте, люди же знают, как проголосовали они сами, их друзья, родственники, соседи. Они видят результаты на онлайн-платформах, которые власти так до конца и не смогли задушить. И тут им под нос суют новую „блестящую победу» президента. Без компромиссов вроде второго тура, без попыток поговорить, без всего. „Я страну не отдам», – это слова Лукашенко, которые он повторил много раз. Ну вот реально людское терпение и иссякло».

Власти понимали, что голосование выходит абсолютно протестным – и в главный день выборов делали все возможное, чтобы проголосовало как можно меньше людей. Пропускная способность участков была снижена до минимума, а с кабинок для голосования даже сняли шторки, подчеркивая, что выборы больше не тайные. Но результатом стали только огромные очереди у избирательных участков в воскресенье – как по всей Белоруссии, так и у ее посольств в разных городах мира.

Согласно предварительным результатам ЦИК, у Лукашенко было 80,23%, у Тихановской 9,9%. Сказать, что в эти цифры никто не поверил – ничего не сказать. Общественное возмущение вспыхнуло, как спичка. Люди, конечно, ожидали привычных фальсификаций, но не такого масштаба. Ведь альтернативные (по факту, полуподпольные) экзитполы дали совсем другие результаты: Тихановская – 72,1%, Лукашенко – 13,7%. Что совпадало с данными интернет-опросов и различных платформ по альтернативному подсчету голосов. Случались и чудеса: некоторые избиркомы (в Минске, например) все же отразили в протоколах безоговорочную победу Тихановской.

Власти оперативно отключили интернет в стране – вырубился главный государственный провайдер «Белтелеком». Но остались немногочисленные «узкие» внешние каналы, и они позволили работать мессенджеру Telegram, который в итоге стал главным источником информации о происходящем.

Отключение интернета не помогло: сперва белорусы пошли к своим избирательным участкам (на многих из них даже не стали вывешивать итоговые протоколы, а самих членов комиссий выводили через черный ход и вывозили под охраной милиции), потому дальше люди пошли на центральные площади своих городов.

Кстати, еще в день голосования в Минске и Гродно были арестованы трое журналистов, снабжавших «Росбалт» новостями и фото происходящего. Судьба еще двоих неизвестна – с ними нет связи.

Две ночи протестов

Все, что проиходило в Минске и в десятках белорусских городов в ночь с воскресенья на понедельник, а потом в ночь с понедельника на вторник, – сейчас воспринимается, как фильм на рваной кинопленке. Тысячи фотографий, сотни видеороликов: ОМОН и спецназ на улицах городов, толпы людей, огонь, взрывы, кровь, стрельба резиновыми пулями, взрывы светошумовых гранат, водометы. В ответ – баррикады, коктейли молотова, драки с милицией, петарды. Окровавленные люди, сообщения о погибших (пока официально подтверждено одно, свидетельств – намного больше).

В некоторых городах (Жодино, Новогрудок, Лида, Светлогорск и другие) ОМОН отказался воевать с народом. В Новополоцке, Бресте и Бобруйске, наоборот, были очень жестокие столкновения с силовиками, во вторую ночь из Бреста пришло сообщение о трех погибших (пока не подтверждено).

В ночь на 11 августа в Минске армейский спецназ целенаправленно обстрелял журналистов: две девушки ранены. Также во вторую ночь люди начали строить баррикады в разных районах города. Баррикады возле универсама «Рига» ОМОН разбивал своими машинами четыре раза, а протестующие отстраивали их снова. Горели шины и киоски, раздавались автоматные очереди.

Размах протеста таков, что бесполезно говорить о «кукловодах». Он охватил не только Минск, но и все крупные города Белоруссии. Он вырос на убежденности в том, что подсчет голосов несправедлив.

Но ночные протесты были в основном ритуальными и бесцельными. Куда и зачем шли тысячи людей? Они не захватывали здания, не устраивали «стационарной манифестации» под стенами ЦИКа или президентского дворца. Не было и какого-то единого внятного требования – пересчета голосов или отмены выборов. Протест, особенно в Минске, оказался эмоциональным выхлопом, выбросом протестной энергии, воплем несогласия даже не с итогами выборов, а с существованием режима.

Также оказалось, что «гонконгские» и «парижские» технологии децентрализованного, рассеивающегося уличного протеста работают в Минске, и даже хорошо экипированного ОМОНа может не хватить для их подавления по всему городу. Две ночи столкновений принесли и жертвы с обеих сторон – у ОМОНа тоже есть раненые, кровь пролилась.

В итоге протесты в Белоруссии во вторую ночь утихли после семичасового противостояния людей с силовиками. По состоянию на три часа ночи 11 августа протестующих вытеснили из центра Минска и сняли оцепление.

Одной из последних точек противостояния стал район Кунцевщина. Там активисты возвели баррикады из бетонных свай, металлической арматуры и перекрыли улицу Притыцкого. Силовики вытесняли протестующих к окраинам города, действуя усиленными нарядами милиции при поддержке частей внутренних войск в полной экипировке.

Уже утром 11 августа появилось очень неожиданное сообщение о том, что Светлану Тихановскую эвакуировали в Литву, и она находится в безопасности. Судя по всему, это сделали литовские спецслужбы. В объединенном штабе протеста о произошедшем узнали из Twitter-сообщения министра иностранных дел Литвы Линаса Линкявичуса.

«Произошедшее стало неприятным сюрпризом для белорусских силовиков – граница-то, оказывается, несмотря на все ее усиления, совсем не „на замке». Но это неприятный сюрприз и для протестующих. Тихановская была не лидером протестов (лидера там нет), но их символом. Голосовали-то люди за нее, – сказал „Росбалту» участник ночных протестов в Минске, политический активист Алесь Розумченко. – Вероятнее всего, в ЕС признают победу на выборах именно Светланы Тихановской – и это соответствует реальности. А дальше ее вполне могут объявить международно признанным президентом Беларуси, как признавали президентом Венесуэлы Хуана Гуайдо. Далее – будет уже отработанная технология мирового давления на Лукашенко. Но тут уже вряд ли кто-то скажет, что давят на легитимного президента».

11 августа с утра начали останавливаться белорусские предприятия. Накануне объявили забастовку отдельные цеха Белорусского металлургического завода в Жлобине, сегодня в Минске встал Электротехнический завод им. Козлова. Требования – проведение новых выборов.

Резюме

У белорусов появился реальный шанс сместить-таки президента с 26-летним стажем, но сейчас пока народ скорее проигрывает, чем выигрывает. В отличие от Украины, где у людей была возможность достаточно длительное время «вынашивать» идею революции, в Белоруссии власть действует мгновенно и жестко. Лукашенко важно показать кто в доме хозяин, и что будет с противниками режима.

Однако сил явно не хватает – это видно по событиям в провинции, где милиция часто просто уходит, избегает стычек с протестующими. В Минске подразделений милиции и внутренних войск намного больше, но и там силовики быстро выматываются: протесты «размазаны» по всему городу, и часами бегать в полной амуниции – совсем не то же самое, что в оцеплении стоять.

После второй ночи открытого гражданского неповиновения главный вопрос – станут ли белорусские протесты самоподдерживающимися. С одной стороны, у протестующих нет ни лидеров, ни программ, ни целей, – и это их слабое место. С другой – всего за две ночи множество людей по всей Белоруссии получили реальный практический опыт уличных стычек с силовиками, убедились в том, что их тоже можно бить и побеждать. А жестокость ОМОНовцев взывает к отмщению. Люди увидели, что протесты продержались две ночи – значит, можно действовать дальше.

Впрочем, из окружения Лукашенко в независимые телеграм-каналы уже просочилась инормация о том, что на 11 августа назначено заседание Совета безопасности Белоруссии. На нем будет решаться вопрос о введении в стране военного положения и комендантского часа с 22:00 сроком на две недели. Это будет означать, что для подавления протестов можно будет официально использовать армейские части.

Но поможет ли это подавить восстание – большой вопрос. Мы видим, что события в Минске развиваются намного быстрее, чем это происходило в Киеве в конце 2013 года.

Михаил Петровский

https://www.rosbalt.ru/world/2020/08/11/1858009.html

Просмотров: 813