Воскресенье, 20 декабря 2020 12:20

Люди Хакасии. Владимир Кухлевский: «Если не я, то кто?!»

   Судьба побросала Владимира Петровича Кухлевского по городам и весям, не раз испытывала на прочность и излом, давала такие испытания, что, казалось, упал так, что не выкарабкаться. Но он всегда поднимался и шел вперед.

Авиатор, водитель лесовоза, лесозаготовитель, фермер-коневод... В любом деле, за которое брался Владимир Кухлевский, он привык быть мастером, выкладываться на все 100 процентов и трудиться ежедневно, не покладая рук - в этом секрет его профессионального успеха.

Так бывает, знаешь человека, а потом в силу обстоятельств, разных мест жительства судьба будто делает паузу, и человек остается вне твоей зоны общения на несколько лет. Так случилось и у нас. Последний раз мы путешествовали с Петровичем семейной компанией по реке Абакан. И он, в прошлом - авиатор, работал тогда водителем в Абазе, ежедневно приезжая из села Арбаты Таштыпского района. Просто другой работы в конце «девяностых» не было. И поражали его энергия, умение и лодку по фарватеру горной реки провести, и хариуса поймать, и костер развести, и веселый разговор поддержать. Про таких говорят – настоящий таежник, мастер на все руки.

А недавно разговариваем с коллегой из районной газеты «Земля Таштыпская» и выясняется, что она два года назад стала победителем республиканского журналистского конкурса. От души поздравляю, интересуюсь: о чем и о ком писала. Оказывается, о фермере В.П. Кухлевском. Так родилась мысль рассказать в нашей рубрике именно об этом человеке. Причем, пишем вдвоем, с Ольгой Конюк. Она общалась с Владимиром Петровичем в конце августа 2017 года, я – вчера,19 декабря,поэтому в материале будут временные скачки и отступления. 

Коневод с душой авиатора

…Дорога извивается между гор и бесконечной лентой убегает вдаль, кажется, в самое небо. Уже несколько дней льют непрекращающиеся дожди,и на данный момент они причина большинства бед всех фермеров района. Сейчас самое время заготовки кормов, но погода ставит свои акценты и препоны. Однако по грунтовой дороге добраться до фермерского хозяйства Владимира Петровича Кухлевского еще можно. От Арбатов нам предстоит проделать путь километров в 18, в сторону Чистобая, так когда-то называлась заброшенная сейчас деревня.

Красота вокруг потрясающая: склоны гор подернуты дымкой то желтых, то синих, то розовых полян цветущих таежных цветов, заросли березняка или хвойных сменяются просторными открытыми полянами, по которым так и манит пробежаться, раскинув руки. А где-то на полпути мы встретили журавлей. Они важно расхаживали на своих длинных ногах недалеко от дороги…

Уходящее поколение русских мужиков

Вот она ровная долина – Джелбак. Разместилась в лоне гор, словно в чаше. Дорога прорезает ее насквозь, уходя дальше, выше к верховьям Джебаша. Раньше, давно-давно, здесь проходила Манчурекская скотогонная тропа, по которой скот гнали с самой Тувы и даже Монголии, а теперь то и дело проезжают машины, груженные лесом, на внедорожниках едут рыбаки, ягодники да грибники. Места тут богатые. На более чем 100 гектарах таежных угодий расположились добротные пастбища Владимира Кухлевского, пару лет назад еще одного из самых крупных фермеров Таштыпского района, занимающегося разведением коней.

Он из той категории настоящих русских мужиков, на которых держится не только деревня, но и город. А как иначе? Кто, если не такие, как он, будут кормить людей, разводя скот, выращивая хлеб. Да он и сам с горечью констатирует:

«Вот уйдет наше поколение, ну, и которое за нами, и все, некому будет на земле работать. Нынешняя молодежь к этому совсем не стремится».

К хозпостройкам, где расположились навесы для лошадей, теплые базы и родильное отделение для коров, домик для отдыха, пилорама и даже небольшая банька, мы идем через огромное поле. Хозяин стравил его скоту. А вон соседнее, еще не кошеное: мешают дожди. Чуть поодаль пасутся табун лошадей и гурт коров. На всем лежит отпечаток крепкой хозяйской руки, строящей добротно и основательно. Рядом со строениями есть даже запруда, в которой растут сазаны и линки.

Небо. Самолет. Лошади

По образованию Владимир Петрович- авиатор. Окончил Иркутское авиационное училище. Долгое время работал в красноярском аэропорту. Но нужда заставила податься на север – семье негде было жить. Какое-то время трудился там, шоферил, зарабатывал на квартиру. А потом вернулся на родину, поселился в Арбатах. Занялся заготовкой леса и сельским хозяйством. Так в 2008 году в Таштыпском районе и появилось крестьянско-фермерское хозяйство Кухлевского. Набрал кредитов, начал скупать совхозные поля, которые к тому времени большей частью заросли. Но, к слову сказать, кони не были для фермера в новинку, к этим животным он привык с детства, их разведением занимался еще его дед.

Кони, по признанию Владимира Петровича, не просто его любимое дело и стабильный доход в семейный бюджет, но и великолепное творение природы. Когда он видит, как табун коней, мчится по долине Джелбак, у него всегда от этой красоты замирает сердце…

А вот с пользующимися сейчас успехом у начинающих предпринимателей и фермеров программами государственной поддержки Владимиру Петровичу не повезло. Попасть ни в одну из них ему так и не удалось: не подходил по критериям. Большинство из этих программ начали действовать позже, когда Кухлевский уже, можно сказать, стоял на ногах. Поэтому, как и с самого начала, так и до сих пор рассчитывать приходиться только на собственные силы. Единственная помощь, которую удалосьполучить благодаря районному совету депутатов, – 100 тысяч рублей на возмещение покупки старой техники. С помощью этих средств фермер смог компенсировать часть затрат на приобретение старого трактора МТЗ. Еще одна небольшая финансовая поддержка была лишь однажды от министерства сельского хозяйства республики.

- А я ведь принял решение закрыть свое Крестьянско-фермерское хозяйство…

-Как?! – спрашиваю вчера недоуменно.

-Как вид предпринимательской деятельности.  Еще пока заготовкой леса занимался, брал лесосеки, продавал древесину, и выручку пускал на сельское хозяйство, можно было работать. Но как только свернул лесное направление по требованию той же налоговой, мол, нельзя совмещать эти 2 вида деятельности одновременно, налоги «задушили» окончательно. Ведь если ты фермер КФХ, то обязан официально трудоустроить трех работников и платить немалые налоги.  А действенной-реальной господдержки нет. Так что сейчас семьей работаем, оформив деятельность, как личное подсобное хозяйство. 

Работать – не семечки щелкать

Родом Владимир Петрович из Малого Анзаса. Но школьное детство провел в селе Малые Арбаты. Со своей будущей женой Любой он познакомился, когда учился в авиационном. Она приехала туда же с Ангары поступать в медучилище. Супруги и в беде, и в радости живут уже вместе 45-й год.  

-21 августа 44 года было, как образовалась наша семья, – уточняет Владимир.

У них трое детей и шестеро внуков, с важным уточнением: пока.Разговариваем по телефону, а двое его внучат- братья 3-х и 2-х лет, приехавшие с родителями на декабрьские выходные, так и норовят что-то смешливое крикнуть деду в трубку. Шумно и весело там у них в родовом доме. Уже и старшая внучка вышла замуж. У старшего сына Евгения своя зубная клиника в Красноярске. Дочь Татьяна работает в Абакане судебным приставом. Средний сын Владимир помогает отцу управляться с большим хозяйством. 

Сейчас все оберегают жену-маму-бабушку: Любовь в октябре-ноябре тяжело переболела ковидом, заразившись от пациента. Она работает фельдшером в сельском Арбатском ФАПе. С COVID-19 и пневмонией попала в больницу с. Белый Яр, до сих пор на больничном, непросто восстанавливается от этой тяжелой болезни. Очень переживала за супруга, только бы не заболел! А он переживает за нее!..

Хотя хозяину КФХ исполнилось в этом году 65 лет, душа романтика и любимое дело не дают ему состариться. Считает, что нужно двигаться и работать: 

«Не сидеть же одним зубом семечки щелкать», - смеется он.

Начинал Владимир Петрович с малого – с девяти голов. Не боясь трудностей и работы, постепенно увеличивал табун. Потом нарастил поголовье коней до 100 голов. Сейчас его численность варьируется в пределах 50, да еще коровы мясного направления. На лето он берет в табун чужий скот пасти до осени, в основном - телят. Разводить больше пока не видит смысла и возможностей: кормовая база не позволяет. Кормит животных он не по расписанию и норме, а так, чтобы наедались вволю. 

Только вот вырастить скотину – полбеды. Кому сдавать мясо? А главное, за сколько? Чаще – за копейки. Реализация – головная боль всех фермеров-животноводов. У Владимира Петровича это ежегодно от 25 до 50 голов. Несколько лет назад перекупщики «уронили» цены ниже некуда: вместо 180, стали брать по 160 рублей за килограмм. Такие расценки не оправдывают даже затраты на себестоимость, не говоря уже про прибыль. А ведь рыночная цена на мясо поднялась. Пытался нанимать продавца на рынке и продавать конину, тоже оказалось накладно. 

-Помню, сдал 7 коров и получил прибыли буквально копейки! А сколько ухода, досмотра за животными нужно. И потому, когда заезжие скупщики из Казахстана предложили скупить скот живьем и увезти, при этом назвав приемлемую цену, согласился без раздумий. И последние годы практически все скотоводы Хакасии, Алтая, Иркутской области продают скот именно им. Они сами приезжают на огромных фурах-КАМАЗах и везут коней и коров в свою страну. Таким образом, мы сибирские фермеры кормим экологически чистым мясом жителей Казахстана, а не родной Хакасии, - вздыхает фермер.

Неисправимый оптимист

Владимир Петрович уже 10 лет как на пенсии (ушел в 55- по авиационному стажу и в лесной промышленности). Но он говорит, что пока двигаются руки-ноги, свое дело бросать не собирается.

А трудиться, действительно, приходится без выходных и отпусков. Это ж сельское хозяйство! Одного сена он заготавливает почти 180 тонн в год. В хозяйстве 4 трактора, прикупил еще грабли волоковые, пресс, теперь сено не надо метать в копны, а потом зароды. На сенокосе они теперь управляются вдвоем с сыном, прессуя сено в тюки.

Думать, крутиться надо каждый день. На что купить бензин и солярку, когда в месяц на них нужно более 30 тысяч рублей? Это ж где видано, чтобы литр солярки стоил 50 рублей 50 копеек – дороже литра молока!? А еще думать: где поле нужно скосить, где скоту стравить, где ограду поправить, сено развести к кормушкам. Поставил там и свою пилораму, сам пиломатериал делает, не покупает.

А сколько забот с самим табуном? Где прикупить хорошего жеребца? Вовремя отделить жеребят от матери, чтобы кобыла могла «прокопытить», то есть сама прокормиться, а молодняк определить в стойло на овес, который тоже, кстати, нужно еще закупить... 

Еще одна беда скотоводов – волки. Несколько лет назад от их зубов пали восемь лошадей. Если раньше в совхозах выдавали ружья на их отстрел, то сейчас нельзя. Разрешение только у специалистов, а кто сюда поедет, сутками сидеть караулить.

А еще беда стародавняя – конокрады! В прошлом году тувинцы угнали у него через горы в Туву всех рабочих обученных лошадей, если прикинуть по деньгам, то урон за двести тысяч будет. Полиция подключилась, но безрезультатно.

Следующий этап у коневода– «дегустация». Кого себе оставить на развод, в хозяйство, кого на продажу. Где старых лошадей уже пора бы заменить. Таким образом поголовье на время сокращается до 50 особей до тех пор, пока эта цифра вновь не вырастет до 100. И так из года в год.

В последние годы он обновил табун, раньше всякие кони были: и тувинские, буденновской, орловской породы и тяжеловесы. Ведь главное, чтобы кони могли зиму пережить и прокопытить себе пропитание. Поэтому сейчас в его табуне кобылы орловские, а жеребцы – полутяжеловозы.

Дел невпроворот, проблем еще больше, а помощи ждать неоткуда.Казалось бы, впору руки опустить. Но Владимир Кухлевский - неисправимый оптимист, верит, что все еще может измениться и усилия, затраченные им, не пропадут зря. И так почти 12 лет. Это в то время, когда многие предприниматели и фермеры, попытавшиеся начать своей бизнес, и даже получившие государственную финансовую поддержку, либо не выдержали конкуренции, либо налогового бремени, либо так и не смогли правильно организовать свое дело и закрылись.

- Вот думаю, у нас вроде и программ по поддержке сельхозпроизводителей много, но там еще больше всяких «НО». Селянин буквально работает от восхода и до ночи и все равно стоит на коленях. Иногда кажется вечером, ну все, сил нет.  Наутро встаешь и с Божьей помощью идешь дело делать. Конечно, один бы не справился, сын Владимир помогает. А жена Любовь ведет всю бухгалтерию, при этом еще работает, дом на ней, я ведь пропадаю в тайге постоянно, - размышляет Владимир Петрович.

…На прощание мы устраиваем фотосессию вместе с лошадьми. С непривычки находиться вблизи этих могучих животных страшновато. Их много,и они, не стесняясь и не боясь объектива фотокамеры, подходят близко,окружая со всех сторон. Некоторые даже дают заглянуть в их глаза и погладить свои бархатные морды. 

Сам Владимир Петрович среди своих подопечных чувствует себя, как рыба в воде. За 12 лет он выучил повадки этих животных, знает все особенности и тонкости ухода за ними и так свыкся с ролью хозяина, что другой жизни просто не мыслит. Скорее, наоборот, трудности для него как очередной вираж, после преодоления которого горизонты возможностей видятся совсем иначе.

Александр Николаевич Сипкин, полковник в отставке:

-Знаю Владимира еще со школы, учились в параллельных классах. Про таких людей говорят, - настоящий мужик, сибирский таежник – заядлый рыбак, умелый охотник. Он умеет все, и ничего не боится, в том числе начинать дело буквально с нуля. Он водит и машину, и трактор, и лодку, если надо, сядет и за штурвал самолета. Очень важно то, что Петрович любит свою семью, родную землю, Отечество…

Традиционно мы попросили нашего героя ответить на вопросы, предложив ему продолжить фразы:

Моя семья… для меня –  это всё!  
Природа… жить без нее не могу, каждый день с ней общаюсь. Она дает главное благо - здоровье, силы. Настроение всегда меняется к лучшему, когда вижу коня, летящего по лугу с развивающейся гривой. Моя супруга Люба тоже разделяет мою любовь к природе, говорит, что всегда там отдыхает душой. Что может быть интереснее того, как на лодке подняться вверх по Джебашу, в урочище Уртень? Рыбалка, уха на костре в тайге в хорошей компании - это лично для меня лучший отдых.

Любовь – она разная - к супруге, детям и внукам…Родине. Любовь - это главное в жизни, все на ней стоит.

Я люблю… саму жизнь. Свое Отечество, малую родину люблю - Хакасию. Жил в больших городах, а вернулся в село. Получилось, как в той поговорке: «где родился, там и пригодился». Сейчас очень многое поменял бы в прошлой своей судьбе, поскольку изменились взгляды на многие вещи.

Я не люблю… обман. Страшно, когда веришь человеку, а он подставляет... 

Я смеюсь… часто, без юмора нельзя выжить. Чаще всего - ребятней-с внучатами.

Верю… в Бога. Без веры - никуда.
Пожелание читателям АДИ: главное, чтобы все мы были дружны, честны друг с другом и здоровы. Больше всем энергии и оптимизма и ни в коем случае не опускать руки!

Лично для меня 2020-й очень тяжелый год, очень! Такого давно не было.Живем, ничего не планируя даже на месяц, да даже и на неделю нельзя загадывать. Ковид вносит свои поправки в наши мечты, желания и планы. Скучаешь по той жизни, где была хотя бы относительная стабильность. И все же встаешь ежедневно, а делаю я это рано - в 5 утра, планируешь день и говоришь себе: «И если не я, то кто это осилит?»

Ольга Конюк, Татьяна Лисёнкова

Фото Ольги Конюк

Просмотров: 1769