Материалы отфильтрованы по дате: Воскресенье, 01 сентября 2019

Такое не забывается.

В эти дни, в связи с пятнадцатилетием со дня трагических событий в Беслане, вспоминается Алексей Иванович Лебедь, который руководил республикой Хакасия 12 лет до 2009 года. Его не стало 27 апреля текущего года. Но сегодня мы- жители Хакасии можем гордиться тем, что нашу республику в те годы возглавлял человек честный прежде всего, человек, способный на настоящий поступок.

Тогда, в 2004 году, когда все считали за благоразумие промолчать, он- профессионал военного дела, как и подобает настоящему офицеру, знающему что произошло в Беслане на самом деле в те трагические сентябрьские дни и предполагая, чем может обернуться, как чиновнику высокого ранга,его оценка событий в Беслане, не стал молчать и 7 сентября открыто на заседании правительства РХ сделал громкое заявление:

-«Совершено ужасное по своему прецеденту и по последствиям преступление. И требуется тщательное расследование, ответы на вопросы: почему в нашей стране происходит такое, почему гибнут дети сотнями? Почему власть проявляет свою беспомощность? Конечно, всех нас не могут удовлетворить те объяснения, которые мы слышим ежедневно по телевидению, наша страна - в патологическом обмане.

Штаб по освобождению заложников должен создаваться именно для освобождения заложников. И когда мы слышим, что штаб не планировал силовую акцию, а только мирные переговоры, это в корне неправильно. Штаб должен планировать не менее десятка направлений своей работы, и мирные переговоры с террористами должны быть лишь одним из направлений.

Опыт войны в Чечне, почему - то не пошёл на пользу. Как не было пять - восемь лет назад связи между силовыми структурами, так и сейчас нет: каждое силовое ведомство действует само по себе. Одни спасают заложников, другие что-то там взрывают. Я глубоко убеждён, что взрыв произвели именно наши. И не зря в телевизионных новостях промелькнул начальник инженерных войск 58-ой армии. Если бы террористы взрывали, они бы взорвали все 18 бомб, а произошёл именно несанкционированный взрыв".

7 сентября 2004 года на внеочередном заседании правительства Республики Хакасия принято решение перечислить из резервного фонда правительства республики 500 тыс. рублей для пострадавших в теракте жителей Беслана.

Напомним, 1 сентября 2004 в североосетинском городе Беслане ничто не предвещало беды. Дети, сопровождаемые родителями, шли в школу. На торжественной линейке у средней школы №1 собралось несколько сотен человек. Внезапно на линейку ворвались вооруженные люди и начали загонять собравшихся в здание школы. Так началась Бесланская беда.

В результате захвата, осады и штурма, убитыми были названы 335 человек. общее число погибших в школе, составляло 323 человека, в том числе 156 детей. Помощь медиков понадобилась 700 пострадавшим.

АДИ, Е. Шорохов. Подготовлено по материалам открытых источников

Опубликовано в Общество
Воскресенье, 01 сентября 2019 13:07

Бесланская школа: как это было

Как развивались события в Беслане 1-3 сентября 2004 года

1 сентября 2004 в североосетинском городе Беслане ничто не предвещало беды. Дети, сопровождаемые родителями, шли в школу. На торжественной линейке у средней школы №1 собралось несколько сотен человек. Внезапно на линейку ворвались вооруженные люди и начали загонять собравшихся в здание школы. Так началась Бесланская беда.

Захват

Первое сообщение о вооруженном нападении на школу поступило около половины десятого утра по московскому времени 1 сентября. Точных данных о количестве бандитов, равно как и о количестве захваченных ими в плен людей, не было. Известно было только, что бандиты подъехали к школе на машинах. В ходе перестрелки бандитов с милиционерами, охранявшими школу, последние были убиты. Часом позже министр по чрезвычайным ситуациям республики Борис Дзгоев подтвердил факт захвата школы. Во всех других школах Северной Осетии были отменены торжественные линейки.

Как боевики добрались до Беслана? На этот счет пока точной информации нет. По рассказам одной из заложниц, террористы сами не знали, в каком городе они оказались. По рассказам тех, кто был в школе, боевики сказали, что гаишники продажные и что они заплатили милиционерам мало денег, в противном случае теракт был бы в более крупном городе (предположительно - Владикавказе). Но по другим данным, перед проведением операции террористы выбирали между несколькими учебными заведениями Северной Осетии. Выбор пал на школу №1 потому, что именно там учатся дети осетинской элиты. В частности, среди заложников оказались дети председателя парламента Северной Осетии, прокурора республики и некоторых других высокопоставленных чиновников.

Представители ФСБ заявили позже, что боевики приехали в Беслан на двух машинах: грузовике ГАЗ-66 и "Газели". Оружие у боевиков было такое: крупнокалиберный пулемет Калашникова, автоматы с подствольными гранатометами, пистолеты, ручной противотанковый гранатомет, гранатометы "Муха", ручные гранаты, взрывчатка и боеприпасы. Все это вполне возможно привезти на двух машинах.Установлено, что боевики прибыли со стороны селения Хурикау Моздокского района Северной Осетии, которое находится в 30 километрах от административной границы с Ингушетией. Впервые появление боевиков было зафиксировано около восьми утра 1 сентября, за час до нападения на школу - между Малгобеком и Хурикау Моздокского района Северной Осетии. Там бандиты остановили машину участкового Солтана Гуражева и, отобрав у него оружие и документы, бросили милиционера в кузов грузовика. Боевиков интересовало служебное удостоверение участкового, которое помогло бы им в случае проверки сотрудниками ГИБДД. До Хурикау бандиты добрались по проселочным дорогам. В самом Хурикау террористы сняли с одной из попавшихся на дороге машин осетинские номера и переставили их на свою машину. К Беслану они направились объездной дорогой - мимо заброшенных хозяйств, где нет серьезных милицейских постов.

БОЙЦЫ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ВОЗЛЕ ЗАХВАЧЕННОЙ ШКОЛЫ. Фото Reuters.

БОЙЦЫ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ВОЗЛЕ ЗАХВАЧЕННОЙ ШКОЛЫ. Фото Reuters.

По одной из версий, все свое вооружение боевики достали из грузовика, который после этого уехал. По другой - основная часть арсенала была спрятана в подвале школы заранее, когда боевики под видом рабочих вели там ремонт этим летом. Количества взрывчатки, по оценкам экспертов, хватило бы на то, чтобы заминировать едва ли не каждое помещение в школе. Сейчас следствие пытается выяснить, каким образом в подполе спортзала оказался склад с оружием. По словам заложников, террористы заставляли старшеклассников отдирать доски от пола и подавать им боеприпасы.

Вооружены боевики были отлично. Трое суток террористы обстреливали окрестности школы. Позже, когда начался штурм, они очень долго и упорно сопротивлялись. Почему правоохранительные органы не знали об этом и почему через все блокпосты пропустили в город колонну боевиков - об этом можно судить только по слухам. К тому же накануне праздничной линейки здание школы милиционеры проверяли и ничего не нашли.

После подтверждения информации о захвате школы, по тревоге было поднято антитеррористическое спецподразделение ФСБ - группа "А" ("Альфа"). В Беслан вылетели как сотрудники отряда, дислоцированные в Ханкале, так и московское отделение "Альфы".

Осада

Большую часть заложников бандиты согнали в спортзал. В спортзале всех посадили на пол. Отдельные террористы сразу сняли маски, кто-то масок не снимал все три дня. У женщин были пояса шахидок, кнопки от которых они держали в руках.

Нас погнали в школу в спортзал. Дверь в зал была заперта. Люди в масках выбили окна, запрыгнули в них и с той стороны выбили двери в зал. Затем, уже в зале, приказали нам сесть на пол и начали быстро минировать зал. Две большие взрывчатки они положили в баскетбольные корзины, затем через весь зал протащили провода, к которым привязали взрывчатки поменьше. В течение десяти минут весь спортзал был заминирован.

Бывшая заложница Рита Гаджинова

Мужчин сразу же заставили работать: ломать двери, приносить из расположенных рядом кабинетов парты и делать баррикады. Других мужчин заставили заниматься развешиванием бомб в спортзале. Бомбы находились в пластиковых бутылках из-под газировки, начиненных взрывчаткой, гвоздями и шурупами. Часть бомб была подвешена над головами заложников, часть была расставлена вдоль стен. Все бомбы были соединены друг с другом, а пульт управления находился на полу. У пульта, сменяя друг друга, дежурил кто-то из боевиков.

В туалет заложникам запретили ходить на второй день - там в кране была вода, и некоторые ее пили. Но большинству даже в первый день не удалось выпить ни глотка воды. Дети пили собственную мочу. В спортзале вскрыли полы, чтобы никого никуда не выводить - в туалет надо было ходить прямо в эту яму.

Женщин с маленькими детьми посадили в школьную столовую. После возведения баррикад террористы решили избавиться от всех мужчин, которые, как они подозревали, могли оказать сопротивление. В результате 1-го и 2-го сентября террористы отвели в один из кабинетов на втором этаже школы 20 человек, которых расстреляли, а тела выбросили в окно.

Все три дня, пока мы там сидели, мы сидели чуть ли не друг на друге. Нас там было около 1100 человек. Время от времени заходили боевики и ради смеха приказывали то стоять всем, то лежать. И так продолжалось почти целыми днями. В центре они установили большое взрывное устройство, примерно 50x50 см, пульт от которого был нажимного действия. Его постоянно прижимал ногой кто-то из террористов. Когда они уставали, на кнопку ставили стопку книг.

Бывшая заложница Марина Козырева

Нескольким детям удалось выбраться из захваченного здания. Они сообщили, что бандитов около 20 человек, все одеты в черное, на лицах - маски. На многих из них были надеты пояса шахидов, они были вооружены гранатометами и стрелковым оружием.

Территория вокруг школы была оцеплена, и к району происшествия стянулись силы ОМОНа, СОБРа, подразделения внутренних войск, милиция, армейские подразделения и несколько машин "Скорой помощи". В течение первых часов после захвата террористы отказывались вступать в переговоры и выдвигать какие-либо требования. Около полудня террористы, захватившие школу, передали записку, в которой угрожали взорвать здание в случае начала штурма, а позже с одним из отпущенных заложников передали правоохранительным органам записку с одним-единственным словом: "Ждите". Кроме того, бандиты потребовали, чтобы к ним прибыли президент республики Александр Дзасохов, глава Ингушетии Мурат Зязиков и детский врач Леонид Рошаль.

Примерно в час дня 1 сентября в районе захваченной школы началась стрельба. В районе улицы Калинина раздалось три взрыва - под прикрытием БТР военные попытались вынести тела убитых и раненых, но боевики открыли по ним огонь из автоматов и гранатометов.

1 сентября, по прилете в Москву из Сочи, президент РФ Владимир Путин провел в аэропорту совещание с участием руководителей силовых ведомств. В Северную Осетию прибыли глава МВД РФ Рашид Нургалиев и руководитель ФСБ Николай Патрушев. Позже в Беслан прибыл доктор Леонид Рошаль, участие которого в переговорах требовали террористы.

Пить не позволяли. И есть не давали. Они совсем обозлились. Когда нас отпускали в туалет, то некоторые дети забегали в разломанный кабинет, который недалеко от туалета. Там стояли в горшках цветы. Так вот, они цветы эти рвали и запихивали в рот. Некоторые прятали цветы в трусах и делились с товарищами. Но голод не так мучил, как жажда. Некоторые дети не выдерживали, мочились себе на ладони и пили.

Бывшая заложница Диана Гаджинова

Вскоре после этого террористы выдвинули первые требования: освободить боевиков, принимавших участие в нападении на Назрань ночью 22 июня. От предложения обменять школьников на двух высокопоставленных осетинских чиновников боевики отказались. Зато прибавили к первоначальному требованию еще одно - вывести федеральные войска из Чечни. За каждого убитого боевика террористы пригрозили расстреливать по 50 детей, за каждого раненого - по 20. Террористы отказались от переговоров с муфтием Русланом Валгасовым и прокурором Беслана Аланом Батаговым. Предложение властей республики о предоставлении им коридора до Ингушетии и Чечни, а также о замене детей на взрослых, бандиты не приняли. Во время переговоров с Аушевым боевики выдвинули свое последнее требование - предоставить Чечне независимость.

После переговоров с Аушевым террористы освободили группу заложников - 26 женщин и детей. Большинство освобожденных сразу же отправили в больницу. По словам Рошаля, угрозы жизни детей, захваченных в заложники в Северной Осетии, на тот момент не было - по словам детского врача, заложники могли продержаться без пищи и воды восемь-девять дней.

1 сентября в школе произошло первое серьезное ЧП. Две женщины-смертницы зашли в столовую, после чего отправились в спортзал. Тут на одной из смертниц сработала бомба. Поскольку женщина находилась далеко от заложников, а бомба была компактной, никто, кроме самой террористки, не погиб.

Все это время официальные лица не приводили никаких точных данных - ни о числе боевиков, ни о количестве заложников. Цифры назывались самые разные, но точка зрения властей была следующей: в школе находится около 300 заложников, удерживаемых 20-25 бандитами.

Штурм

Около трех часов утра в пятницу, 3 сентября, перед родственниками заложников в зале бесланского Дома культуры выступил врач Леонид Рошаль, который сообщил, что находится в контакте с террористами. Именно он впервые озвучил реальные масштабы происшествия: в захваченной школе находится не 300 заложников, как говорилось вначале, а более тысячи. Президент Северной Осетии Александр Дзасохов пообещал, что штурма не будет ни при каких обстоятельствах, а боевики рано или поздно устанут, потребуют автобусы и их переправят в любое требуемое место. В штабе операции в тот момент не помышляли о силовой акции, рассчитывая еще какое-то время вести переговоры.

СОТРУДНИКИ СПЕЦСЛУЖБ ШТУРМУЮТ ЗДАНИЕ ШКОЛЫ. Фото Reuters.

СОТРУДНИКИ СПЕЦСЛУЖБ ШТУРМУЮТ ЗДАНИЕ ШКОЛЫ. Фото Reuters.

Естественно, различные варианты штурма подразделения спецназа разрабатывали, но только теоретически, поскольку в подобных ситуациях так поступают любые антитеррористические группы.

К полудню 3 сентября боевики разрешили забрать из-под окон здания трупы убитых ранее заложников. Около часа дня к школе подъехал грузовой "ЗиЛ" с четырьмя сотрудниками МЧС. Они должны были забрать трупы со школьного двора. Все три дня бандиты расстреливали заложников, в первую очередь мужчин, и трупы начали разлагаться.

Боевики гарантировали спасателям безопасность. По крайней мере, так заявили представители спецслужб, отправлявшие грузовик. Что именно произошло в тот момент, когда сотрудники МЧС заехали на автомашине во двор школы, до сих пор неизвестно. Неожиданно раздалось два взрыва, а следом загрохотали автоматные очереди. Сначала никто не понял, что происходит.

По одной из версий, в этот момент по какой-то причине в толпе заложников взорвалась самодельная бомба, и у боевиков не выдержали нервы - они начали стрелять по людям. В результате возникшей паники заложники попытались вырваться наружу и смяли охрану. По другой - когда подъехали сотрудники МЧС и взорвался снаряд, боевики решили, что начался штурм и открыли огонь. В самом спортивном зале охрана после взрыва растерялась, все заволокло пылью и дымом, и люди начали выпрыгивать в окна.

То, что говорят, что это был взрыв снаружи, это все неправда, потому что я сам видел, как взорвалась взрывчатка, которая была приклеена на скотче. До того как она взорвалась, я сидел прямо под ней, но перед этим отошел в сторону, а потом, после того как она взорвалась, я посмотрел на людей, и все, кто сидел тогда рядом со мной, они погибли.

Бывший заложник Марат Хамаев

По словам одного из заложников, все началось с того, что бомба или сработала самопроизвольно, или скотч, на котором она болталась на баскетбольной корзине, просто отклеилась. Сразу после первого взрыва произошел второй - одно из взрывных устройств террористы установили таким образом, что кнопку запала нужно было держать ногой. В течение двух предыдущих суток террористы каждый час сдавали смену, и никто не отпускал свою ногу до тех пор, пока на кнопку не наступал его сменщик. По словам выживших, когда произошел первый взрыв, "дежурный" террорист отпустил кнопку.

По-видимому, основная масса людей погибла именно в результате первых взрывов. Здание спортзала было практически разрушено. Родители начали выбрасывать своих детей в разбитые окна. Кругом лежали трупы. Потом дети сами ринулись в проломы, причем взрослые порой отталкивали детей, чтобы первыми выскочить на улицу. Некоторые террористы, схватив детей и прикрываясь ими, начали стрелять в спины убегающим. Стреляли без разбора: в детей, во взрослых и в оцепление.

После взрывов с территории школы, со стороны внутреннего двора, на который выходят окна спортзала, начали выбегать первые дети. Тут же к зданию ринулись бойцы различных подразделений и местные вооруженные жители-ополченцы, которые с первого дня дежурили вокруг школы.

Стремительное развитие событий вокруг школы стало полной неожиданностью для всех - руководителей оперативного штаба, членов входившей в него группы "переговорщиков", поддерживавших контакт с террористами, а также бойцов спецподразделений. В результате в первые полчаса в районе школы царил полный хаос. Оперативный штаб был в такой растерянности, что не мог организовать даже доставку раненых в больницы - их развозили местные жители на своих машинах.

Когда раздался взрыв, дети и взрослые бросились к окнам. И боевики открыли по ним беспорядочный огонь из автоматов. Даже после того, как основная масса людей выбежала из спортзала, они, уходя в подвал школы, продолжали расстреливать лежащих на полу спортзала людей.

Бывшая заложница Алла Гадзиева

Огонь велся как из школы, так и по школе - стреляли армейцы и милиционеры вперемешку с ополченцами. В ответ боевики поливали штурмующих огнем с крыши и из окон второго этажа. Все это время из школы на улицу продолжали выбегать сотни окровавленных детей и взрослых. Под непрерывный треск автоматов и разрывы гранат к школьному двору навстречу им бежали спасатели, пожарные и просто местные жители, пробравшиеся через оцепление, чтобы принять из окон обезумевших детей, вынести раненых и увести тех, кто сам не понимал, куда бежать. Не хватало ни носилок, ни врачей, ни "Скорых".

Заложники разбегались во все стороны, все в нижнем белье, окровавленные и плачущие. От каждого шел сильный запах экскрементов - все три дня бандиты никому не позволяли выйти в туалет, заставляя ходить "под себя". У многих в волосах налипла кровь - останки убитых в результате первых взрывов.

Таким образом, операция с самого начала вышла из-под контроля и начала развиваться спонтанно. Кто первым открыл огонь по школе, наверное, никогда никто не узнает. Уже через несколько секунд после взрывов в спортзале застрочил пулемет, потом подключились автоматы, подствольные гранатометы, снайперские винтовки. Начался бой, причем огонь велся со всех сторон школы.

ОПОЛЧЕНЦЫ ВЫНОСЯТ ЗАЛОЖНИКОВ С ПОЛЯ БОЯ. Фото Reuters.

ОПОЛЧЕНЦЫ ВЫНОСЯТ ЗАЛОЖНИКОВ С ПОЛЯ БОЯ. Фото Reuters.

Есть мнение, что первыми по боевикам начали стрелять милиционеры и солдаты внутренних войск из оцепления. Оперативный штаб сначала приказал прекратить огонь, а потом на некоторое время вообще перестал издавать приказы. В это время часть боевиков, видимо, согласно заранее намеченному плану, пошла на прорыв. На помощь милиции подошел спецназ 58-й армии. Его бойцы попытались блокировать боевиков, которые с оружием в руках прорывались из школы. Они же первыми дошли до стены спортзала и начали вытаскивать людей.

К моменту вынужденной атаки школы бойцы групп "Альфа" и "Вымпел" еще не распределили между собой "секторы" ответственности по периметру школы, огневые точки террористов, не рассчитали маршруты подхода к зданию, способы передвижения внутри и так далее. Все это находилось в стадии обсуждения на случай штурма, так как в тот момент штурм еще не входил в ближайшие планы оперативного штаба. Поэтому действовать пришлось без согласованной схемы. Бойцы спецподразделений потеряли свой главный козырь - внезапность - и вынуждены были действовать, как простые пехотинцы.

Только через 30 минут после первого взрыва "Альфа" предприняла первую по-настоящему серьезную атаку здания и смогла проникнуть внутрь школы. Для того чтобы попасть в спортзал, штурмующие сделали пролом, взорвав стену. В зале находилось множество убитых, раненых и просто перепуганых людей. Боевиков там уже не было. Первыми внутрь вошли саперы 58-й армии, так как кругом были мины, а под потолком была развешена целая взрывная сеть. Саперы прошли через зал, сняв часть взрывчатки, но при переходе в здание школы попали под огонь из соседнего крыла.

Через некоторое время после прорыва заложников, бойцы "Альфы" и "Вымпела", штурмуя школу, начали выискивать места, откуда стреляют террористы. Спецназовцы пытались подавить огневые точки бандитов и прикрыть своим огнем спасающихся заложников. Одновременно они и сами выносили на руках раненых, тем самым подставляясь под пули боевиков.

Так, когда один из бойцов нес двух девочек, пуля снайпера попала ему в шею. Действия "Альфы" и "Вымпела" осложнялись еще и тем, что у боевиков было время, чтобы освоиться и выбрать наиболее удобные точки для обстрела. По мнению сотрудников ФСБ, террористы к моменту начала боя получили огневую поддержку из соседнего здания. По версии оперативников, снайперы засели там еще до того, как в спортзале раздался взрыв.

Неофициально сотрудники "Альфы" в субботу подтвердили, что события в Беслане уже могут считаться самыми тяжелыми в истории подразделения. При штурме здания школы и спасении заложников погибли три бойца "Альфы" и семь бойцов "Вымпела". Ранения, по разным данным, получили от 26 до 31 спецназовца. За всю историю существования групп "Альфа" и "Вымпел" это были самые крупные потери.

Из-за того, что местное ополчение стояло на всех подступах к школе, штурм превратился в городской бой. Бойцам спецназа приходилось бежать к школе между местными ополченцами, которые бросились к спортзалу, чтобы вынести детей. Так как штурм начался неожиданно для всех, многие из спецназовцев были без бронежилетов. В результате всех этих причин спецназ понес столь значительные потери.

Освобождение заложников растянулось на десять с лишним часов, и уничтожить всех боевиков удалось только к половине двенадцатого ночи. Главная причина этого заключалась в том, что бандиты прикрывались заложниками, оставшимися в живых после взрыва и обрушения потолка в спортзале.

Спустя непродолжительное время после начала операции стало ясно, что часть боевиков вышла из оцепления и ведет бой с военными в городе. Уже в самом начале штурма террористы разделились на несколько групп. Часть из них захватила с собой несколько десятков заложников, спустившись в подвальное помещение. Вторая группа обеспечивала отвлекающий маневр. Боевики смогли вырваться из школы в южном направлении. Им удалось прорваться из здания школы и занять оборону в одном из близлежащих домов.

ВСЕ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ СПОРТЗАЛА БЕСЛАНСКОЙ ШКОЛЫ №1. Фото Reuters.

ВСЕ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ СПОРТЗАЛА БЕСЛАНСКОЙ ШКОЛЫ №1. Фото Reuters.

Ожесточенные бои шли как в самом здании школы, так и в расположенном неподалеку пятиэтажном жилом доме. Несколько залпов по этому дому произвели танки. В основном с террористами вел перестрелку спецназ ФСБ, ополченцы же проверяли дворы и выискивали на улицах подозрительных людей.

Дом, в котором укрепились боевики, находился в 50 метрах от школы, рядом с базаром. Поскольку он стоял в зоне оцепления, все его жильцы были эвакуированы еще 1 сентября, и дом тут же был блокирован федералами. Боевики заняли серьезную оборону, и их не могли выбить оттуда как минимум до 5 часов вечера.

Внутренние войска и местный ОМОН начали прочесывать улицы в районе вокзала, примерно в полукилометре от школы. До позднего вечера в городе шла стрельба. Бойцы спецподразделений выбивали из подвала последних боевиков, которые прикрывались заложниками. Перестрелки со сбежавшими боевиками велись и в других частях города. Лишь к ночи Беслан был зачищен.

Днем 5 сентября власти Северной Осетии обнародовали уточненные данные о количестве жертв теракта в Беслане. Убитыми были названы 335 человек. Как сообщил журналистам руководитель информационно-аналитического отдела при президенте Северной Осетии Лев Дзугаев, общее число погибших в школе, по данным на 14:30 по московскому времени, составляло 323 человека, в том числе 156 детей. Всего, по данным Дзугаева, помощь медиков понадобилась 700 пострадавшим.

Сергей Карамаев

https://lenta.ru/articles/2004/09/07/beslan/

Опубликовано в Статьи

«Он лежал на кровати своего убитого ребенка, обняв, собрав под себя его игрушки, одежду, учебники»

«Напиши про Беслан», – попросили в редакции. 15 лет, особенная дата. Я была там сначала несколько раз в самый страшный первый год бесланской трагедии. Потом на годовщинах. Два года, три, пять.

А теперь давно уже не езжу. Даже проездом. Зачем журналисту отправляться туда, где не происходит ничего? Где время замерло и остановилось? Рука не повернется набрать телефонные номера из старой, еще бумажной, записной книжки за почти забытый 2004-й.

Черные пятницы Беслана: женщины не простили властям молчание

фото: AP

Три пятницы после смерти, считается в Северной Осетии, нужны родным, чтобы примириться с уходом близких. Традиции поминальных пятниц уходят корнями в глубокую древность.

«Умереть нужно осетином, – говорят на Кавказе. – Потому что поминки здесь по своей пышности затмевают праздничные застолья».

В каждую поминальную пятницу пекутся осетинские пироги, непременно два, четное, печальное число, символизирующее разрушенную триединую гармонию Вселенной.

«Рухсаг ут», – говорят мудрые старики («Покойся с миром»). После чего нужно забыть и отпустить. Для того чтобы рожать новых детей, чтобы пирогов вновь стало три...

За 15 лет, минувшие со дня бесланской трагедии, было многократно сказано и повторено все, что произошло в том сентябре, перевернувшем мир. Разложено по часам, минутам, секундам.

Описан путь в школу номер один каждого из 334 погибших. Прослежена дальнейшая судьба 795 спасенных. Город ангелов – кладбище на въезде в Беслан, где живут мертвые дети, стал мемориальным памятником всероссийского значения. Туда, как водится, привозят гостей, туристов, журналистов.

Пересчитываю пятницы за эти 15 лет. Их 52 в году, если он не високосный. И на одну больше раз в четырехлетие. За минувшие 15 лет високосных годов было 3, значит, простых – 12.

Несложная арифметика: 53*3+52*12 = 783. Минус те 17 пятниц 2019-го, которые мы еще не прожили...

Людям свойственно рано или поздно забывать то страшное, что происходит не с ними. Нельзя остаться на кладбище навсегда, если ты не умер. Только если это кладбище находится в Городе ангелов.

И тогда отсчет поминальных пятниц не закончится никогда.

Три дня было в сентябре 2004-го и 766 пятниц минуло потом.

В списках не значились

Листаю запылившиеся страницы ежедневника... Первый раз я прилетела в Беслан 764 пятницы назад.

Путь мой из аэропорта лежал мимо нового бесланского кладбища. Землю под него только выделили. Издалека казалось, что она, еще без памятников и надгробий, покрыта черным шевелящимся ковром. Это женщины в траурных платьях и платках, опустившись на колени, поправляли венки на могилах своих детей. А потом ложились рядом и затихали.

Неожиданный ливень, заставший при въезде, сменился градом величиной с голубиное яйцо. Ветер срывал с закрытых ставней коммерческих ларьков и магазинов фотографии детей, пропавших без вести. Этими снимками был обклеен тогда весь город.

Таких не найденных, по ком еще теплилась надежда, в первые дни было больше ста.

«Число тех, кого так и не нашли, не совпадает с количеством опознанных трупов», – осторожно комментировали власти. Бесланцы молились о том, чтобы детей каким-то невероятным образом боевики тайно выкрали из школы и увезли в горы, в глубине души понимая, что все террористы, кроме одного, были убиты на месте, а из взорванного, находившегося под прицелами снайперов спортивного зала уйти было просто невозможно.

Отрицание. Первая степень горя. Ложь во спасение, умирающая последней.

Во владикавказском морге раскинули пятиметровое полотно. На нем - обрывки одежды, украшений, фрагменты тел... Потом, после Беслана, для таких случаев стали использовать методику – исследовать ДНК. Просто взять немного крови у родных и не заставлять их мучиться. Сейчас это кажется бесчеловечным, но тогда близкие часами бродили между останками, пытаясь опознать то, что опознать в принципе было нельзя.

«Я свою дочку Азу там не нахожу, – кутаясь в теплый платок, все повторяла и повторяла молодая женщина. – У дочки такие зубы необычные, неровные, что ли. Но таких зубов здесь нет».

Мать обсуждала это со мной, вежливо предложив чаю. Бесланские женщины в ту вторую поминальную пятницу не бились в истерике, спокойно, как будто бы делились рецептами осетинских пирогов, обменивались опытом, как быстрее найти в морге своих, по каким признакам. Им нельзя было стать слабыми. Им нужно было хоронить своих детей.

– Наши соседи похоронили девочку, признав по золотой цепочке, – поясняла Залина Боллоева, которая потеряла двух дочерей и мужа Вадима, учителя математики. – А через несколько дней они отыскали у себя ту цепочку, оказалось, дочка ее на школьный праздник не надела...

Прижимая к сердцу уцелевшего сына Сармата, Залина поведала тогда и другую, счастливую историю. О том, как родители думали, что их малышка погибла, а она потом нашлась в больнице в Москве. Она не знала имени выжившего ребенка, и я думаю, что похожую сказку, переиначенную на свой лад, из уст в уста передавали в те дни в каждой семье Беслана.

12-летний Эдик Варзиев приносит мне фотографию погибшего брата Эрика. Он мог бы принести и зеркало – они были близнецами. «Ну я же у тебя живой!» – утешал он мать, обнимая.

В Северной Осетии, как и вообще на Кавказе, любят давать новорожденным одинаковые имена. Эти бесконечные Аланы, Зарины, Залины, Русланы на могильных плитах... И дети с такими же точно именами – только спасшиеся. Темноволосые мальчики и девочки, похожие друг на друга как близнецы.

20-летнюю Анжелу с годовалой дочкой Элинкой из захваченной школы вывел Руслан Аушев. «Представляешь, – делилась со мной она, качая малышку. – Рядом сидела мать, у которой дома остался полугодовалый ребенок. Она сцеживала молоко, пока боевики разрешали, и отдавала его чужим детям...»

фото: AP

Пока матери были заняты делом – мужчины молчали. И не только отцы, но и силовики, политики...

Именно вот это, молчание первых дней, женщины Беслана так и не смогли простить властям...

Сильные мужчины, находившиеся в десяти метрах от обреченных и не сумевшие их вытащить. Зал был заминирован, ничего сделать было нельзя. Простили ли они сами себя? Многие отцы осиротевших семейств в первые же годы ушли вслед. Инфаркты, инсульты... Пока женщины продолжали нести свой крест, ухаживать за могилами.

Для меня символом горя Беслана стал отец, накрывшийся от безумного горя курткой с головой, в одном из опустелых домов. Он лежал на кровати своего убитого ребенка, обняв, собрав под себя его игрушки, одежду, учебники, а мимо ходили женщины, готовившиеся к поминкам, с руками в тесте, с формами для пирогов...

Во всех домах в поминальные пятницы были разобраны постели. На подушках положены портреты убитых. Будто бы те все еще здесь и просто уснули – еще одна обманчивая иллюзия, в которую хотелось верить.

Старая слепая старуха, не в силах говорить, ощупывала мое лицо морщинистыми руками. И отступала разочарованно – я не та. Мне объяснили, что в школе у нее погибли внучка, муж внучки, старший правнук...

Хорошо, что на Кавказе обычно многочисленные семьи. Если кто-то ушел, то кто-то обязательно остался. И последних всегда больше.

«Прикоснись к простыне и скажи «рухсаг ут», – обескровленными губами шептала мне мать 28-летней Дианы и все гладила недорогой дезодорант, оставшийся от дочери. Он лежал на покрывале рядом с ее платьем...

«Выпей лимонаду», – в доме, где погибла мать четверых сыновей, мне протянули полный стакан. В каждом дворе заставляли что-то выпить и съесть. Заворачивали с собой кусок пирога. Я не могла отказаться. В горле стоял ком.

Я так и привезла тогда с собой из Беслана промасленные страницы газет и пустые тарелки... Выбросить или использовать не поднимается рука, вернуть некому.

«Уверена, они меня слышат»

11-летняя Залина Кесаева, потерявшая двух двоюродных братьев и дядю, которого боевики убили самым первым из заложников, увидев меня, бросилась к маме Элле. Я вывалила перед девочкой кучу мягких игрушек – накануне моего отъезда их собрали и принесли в редакцию простые москвичи.

«Нет, нет, не хочу», – отмахнулась от игрушек Залина. Круглые сутки она рисовала на бумаге лица боевиков, а потом заперла в сарае новорожденных индюшат, за которыми раньше ухаживала, сказала, что они теперь ее заложники.

После побед дети всегда играют в войну, переживая ее заново в душе и тем самым засеивая выжженное поле. Это сейчас мы такие умные и о подобных методах лечения посттравматического стрессового расстройства расскажет любой психолог МЧС. Потому что за 15 прошедших лет накоплен огромный опыт в переживании ПТСР, которое вообще-то до конца так и не лечится. Но если повезет, ремиссия будет долгой.

«Вьетнамский синдром», «афганский и чеченские синдромы», «синдром Беслана». Почему от него страдают не прошедшие войну, убивавшие себе подобных, здоровые мужики, а ни в чем не повинные дети?

Во взорванном спортивном зале, еще не превращенном в музей, где было не пройти среди цветов, я увидела маленькую девочку, не старше четвертого класса, одетую в праздничную школьную форму, в ее руках тоже был свежий букет. Она вошла в школу вместе с папой. Она торопилась на торжественную линейку. И совсем не замечала разрухи вокруг, взорванных стен, бутылок с питьевой водой, расставленных по периметру.

Для нее 1 сентября еще не закончилось. Она улыбалась. Она положила свои цветы рядом с другими цветами.

Везде розы без счету, астры, гладиолусы, пионы, приторный аромат увядания, смерти и... 1 сентября. В те дни продавцы цветов раздавали свой товар бесплатно всем желающим.

Еще одну девочку привела в школу мама ее убитой одноклассницы. Она умоляла ребенка снова и снова рассказывать одни и те же неважные для других подробности – где сидела ее дочь, что говорила, как просила попить... «Почему она погибла, а ты нет? Почему ты не помогла ей выбраться из этого ада? Ведь вы же были лучшими подругами?»

В доме Эммы Бедрозовой, тети маленькой Залины Кесаевой, где я осталась ночевать в ту ночь, мне показали видео ее сыновей, снятое за месяц до Беслана. 16-летний Алан и 14-летний Аслан на полу играли в карты. Почти не разговаривали друг с другом, занятые обычным мальчишеским делом. Ничего особенного. И это было самое страшное.

Что остается, застревает в памяти вот это, вроде бы не самое главное, мелочи, детали, фрагменты, последнее лето, когда еще можно было все изменить, остановить пленку, заболеть и просто не пойти в школу... Но кто же болеет 1 сентября?

Только те, кому все-таки удалось выжить. И эта боль уже навсегда.

Последний раз я позвонила Элле Кесаевой после «Зимней вишни». Еще одно словосочетание, ставшее в России нарицательным. По заданию редакции спросила о том, что она может посоветовать матерям, потерявшим своих детей.

- Здравствуй, Катя. Я тебя прекрасно помню, – ничуть не удивившись, сказала она в трубку. – «МК» был первой газетой, которая приехала к нам для того, чтобы написать о тех, кто выжил. Время шло. Наша боль уходила у других на второй план.

Нельзя заставить посторонних, тех, кто не пережил такого же, чувствовать как мы. В то время не было кризисных психологов, не было никого, кто бы нам помог профессионально... Нас никто не спасал.

Мы просто собирались вместе с раннего утра и до поздней ночи, говорили, занимались какими-то повседневными делами, хлопотали, собирали документы, молились, заставляли себя жить...

– Как ваша сестра Эмма, потерявшая мужа и двух сыновей? Она осталась совсем одна?

- Эмма усыновила новорожденного мальчика. Сейчас ему уже пять лет (разговор шел в марте 2018-го. – Авт.). Все слава богу. Моя Залина окончила медицинский в Санкт-Петербурге, вышла замуж, родила внучку Амину.

Аслан и Алан были бы совсем взрослыми мужчинами теперь – 30 лет и 28. Я верю в бессмертие души и ожидание встречи с родными. Иногда разговариваю с мальчишками про себя. Как будто бы они все еще дети. Уверена, они тоже меня слышат. И от этого становится немного легче...

Мы мучим тех, кто пережил Беслан, заставляя, когда это нужно, говорить о нем снова и снова.

И мучим – стараясь дистанцироваться, пытаясь забыть, перескакивая через годовщины и не всегда вспоминая, что 1 сентября – это не только школьный праздник. Вот сейчас отметим 15 лет, а потом 20. Немного осталось – всего «каких-то» 265 поминальных пятниц.

Екатерина Сажнева

http://naspravdi.info/novosti/chernye-pyatnicy-beslana-zhenshchiny-ne-prostili-vlastyam-molchanie 

Опубликовано в Статьи
Воскресенье, 01 сентября 2019 12:49

С Днем Знаний, Хакасия!

1 сентября – это очень значимый день для детей и их родителей. Да, это не красный день календаря, но это все равно большой праздник. 1 сентября – время, когда все дороги ведут празднично одетых детей, их родных к порогу родной и любимой школы.

День знаний – это праздник встречи после очень длинных летних каникул. Для первоклассников это торжественное знакомство со школой, в стенах которой им предстоит учиться следующие 9-11 лет. Дети очень волнуются, ведь именно сейчас они знакомятся с первой учительницей, которая поведет их в неизведанную, но захватывающую страну знаний. Они уверены в том, что будут учиться на высокие оценки, и радовать родственников успехами в учебе.

Кто-то ждет этого дня с нетерпением, а кто-то тихо ненавидит, ведь именно сегодня школы распахивают свои двери для отдохнувших и повзрослевших за лето учеников. Для кого-то это торжество проходит первый раз, а для кого-то последний, но по-настоящему волнуются все.

Это день обретения новых знаний и умений, за что и получил свое название. Празднуют 1 сентября не только в России, но и во всех странах постсоветского пространства.

День знаний – это очень значимый праздник, ведь дети далеко не всегда и не везде могут получить качественные знания, чтобы вследствие стать полноценными и успешными членами общества. Когда-то возможность учиться была прерогативой только богатых, а бедные часто не умели ни читать, ни писать. Сейчас каждый россиянин может получить знания свободно и бесплатно. Право получить среднее образование независимо от национальности, социального статуса, пола и материального положения закреплено Конституцией Российской Федерации.

Цель празднования 1 сентября – популяризация образования и привлечение в школы новых учеников. Всероссийский день знаний – это праздник для самых маленьких учеников – первоклассников. Они очень долго готовились к этому дню – подбирали тетрадки, пенал, ручки и рюкзак. Им давно хотелось надеть новенькую школьную форму и показать всем окружающим, что с этого дня они больше не наивные малыши, а взрослые члены общества. Именно они приемники всех традиций связанных с этим праздником, а поэтому значение этого дня для них очень сложно переценить.

Празднование 1 сентября проходит точно так же, как это было еще в СССР – белые банты, праздничные линейки, цветы для учителей и ни с чем не сравнимый первый школьный звонок. На праздничном построении дирекция и представители органов власти поздравляют учеников и учителей с началом учебного года, желают им легких уроков и хороших отметок, а также напоминают родителям, что нужно всячески поддерживать своих детей в их новых и часто непростых начинаниях. После линейки первоклассники отпускают в небо сотни воздушных шариков, в тайне надеясь, что их просьба о хороших отметках будет услышана.

История праздника

Возникновение этого праздника официально причисляют к 1984 году, когда была принята соответствующая директива. Но сам праздник появился еще в 1830 с принятием закона об обязательном образовании, которое следовало начинать с 1 сентября. Почему выбран именно этот день, сказать, очень сложно, ведь до этого не было строгой даты начала учебного года. Во времена Российской империи городские школьники приступали к учебе в конце августа – начале сентября, а сельские – 1 декабря. Это было связано с тем, что деревенские ребятишки помогали родителям вести большое хозяйство, и не могли ходить в школу до окончания всех полевых работ.

И вот в 1932 году 1 сентября стало официальной датой празднования начала учебного года. Теперь все дети нашей необъятной Родины должны были приходить в школу в один и тот же день. Конечно, выглядело это далеко не так торжественно и официально как сейчас, но на то время это уже было достижением, ведь именно тогда начала формироваться новая образованная нация.

Сейчас ученики прекрасно знают, как провести этот день с пользой – они устраивают праздничные концерты. Одноклассники собираются большими компаниями, чтобы поздравить своих учителей с началом учебного года.

День знаний в 2017 году мало чем отличался от предыдущих – все те же взволнованные первоклашки, немного скучающие ученики средней школы и задумчивые старшеклассники – этот год у них ознаменуется не только сдачей ЕГЭ, но для некоторых он вообще станет последним учебным. Именно 1 сентября к ним приходит понимание, что это не только год веселых встреч и скучных уроков, но еще им предстоит расставание со своей альма-матер. И значит детство неспешно и неуловимо ускользает от них.

1-е число сентября – это не только конец лета, это начало новой жизни для тысяч первоклашек. Они ещё не знают, чего ждать от этих перемен. В день знаний они бегут в школу, радуясь чего-то новому и необычному в их жизни. И им по сути совсем неважно, какого числа этот праздник – главное, что он есть и точка. И пусть у них впереди скучные уроки и не всегда приятный первый опыт получения знаний – но они запомнят этот день на всю жизнь. А в 2018 году в школу придут новые дети с таким же горящим взором и пламенными надеждами в сердце.

Почему день знаний отмечают 1 сентября?

Логика проста – почему бы не сделать начало учебного года праздничным и торжественным. Это единственная причина, почему день знаний отмечают именно 1 сентября. Другое дело, почему эту дату выбрали для начала учебного года. Многие связывают это с традиционным Новым годом, который как раз и отмечали в первый день сентября. Да и время было оптимальным с точки зрения климата – уже не жарко, но еще и не очень холодно.

Почему этот праздник назвали днем знаний? Тут все просто – раз именно в этот день дети идут грызть гранит науки, то, как его можно по-другому назвать?

Международный день знаний

Этот чудесный праздник давно вышел за рамки России. Его отмечают в разных странах мира, особенно на территории постсоветского пространства. Конечно, понятия «всемирный» день знаний не существует, так как много стран игнорирует этот праздник. Этот день ученики в других странах не отмечают, а проводят его скромно и без пафоса за партами и книжками, то есть он ничем не отличается от сотен других школьных деньков. Да и учеба у них начинается отнюдь не 1 сентября. В Японии это 1 апреля, а в Индии 1 июня. А вот в Америке вообще нет строгого обозначения начала учебного года – в каждом штате местная власть самостоятельно определяет ее.

Но есть масса стран, которые начинают учиться синхронно с нашими учениками – это Молдова, Чехия, Белоруссия, Великобритания, Украина.

Первое сентября – это всегда волнительный праздник, как для детей, так и их родителей. Это не просто начало учебного года – это начало новой ступени в жизни ребенка, которую преодолевать сложно, но весело. И пусть все мы когда-то ненавидели 1 сентября, потому что это означало конец свободной и веселой жизни без уроков и домашних заданий, зато теперь очень приятно вспомнить те радостные, легкие школьные деньки…

https://1000sovetov.ru/article_den-znanii-istoriya-i-osobennosti-prazdnika 

Опубликовано в Общество

Эксперты спрогнозировали новые технологии и особенности жизни человечества в 2069 году По мнению экономистов, в действительности при сохранении текущей экономической политики российских властей, нет никакого смысла ожидать других результатов и улучшения негативной динамики. По последним данным Федерального агентства государственной статистики (Росстат) общая численность россиян, денежные доходы которых не дотягивают до установленного в стране прожиточного минимума, во втором квартале текущего года составила 18 миллионов 600 тысяч человек. Иными словами, 12,7% граждан России продолжают жить за чертой бедности. 

Важно отметить, что ситуация с бедностью в стране за первую половину нынешнего года только усугубилась, ведь в тот же период 2018 года доля граждан, живущих за чертой бедности, составляла 12,5%. И эта динамика, уверены в экспертной среде, сохранится в ближайшем будущем, поскольку официальные власти не желают менять общую внутриэкономическую стратегию, предпочитая ежегодно продлевать тотальный режим экономии. Усугубляется ситуация и проводимой с начала этого года пенсионной реформой. Ведь, повышение пенсионного возраста на пять лет заставляет экспертов говорить о том, что в новых рамках пенсионного возраста примерно треть населения рискует попросту не дожить до выход на заслуженный отдых, при этом, все эти люди будут годами делать соответствующие взносы в пенсионную систему. 

По мнению экономистов, в действительности при сохранении текущей экономической политики российских властей, нет никакого смысла ожидать других результатов и улучшения негативной динамики. Так, по словам российского экономиста Владислава Жуковского, данный результат можно считать вполне закономерным, поскольку российского правительство в последние годы применяет на практике методы борьбы с бедностью, которые по своей направленности являются противоположными друг другу. «С нищетой и бедностью российские власти задумали бороться через повышение пенсионного возраста на 5 лет. В результате проводимой в стране пенсионной реформы 40% мужского населения и около 22% женского населения вообще могут не дожить до выхода на пенсию. В среднем до пенсии не доживет треть будущих пенсионеров. 

Проще говоря, эти люди десятки лет будут выплачивать государству и Пенсионному фонду соответствующие взносы, а потом просто не смогут выйти на пенсию, потому что не доживут до нее. В результате все эти средства после их смерти растворятся», - подчеркнул эксперт. Отдельное внимание экономист обратил на то, что уже в этом году численность россиян, живущих за чертой бедности, составила 65 миллионов человек, что вполне сопоставимо с населением такой крупной европейской страны, как Франция. Кроме того, уверен Жуковский, в том, что Россия прирастает бедными и не может справиться с массой внутренних вызовов, постоянно сетуя на внешнее давление, виноваты действия правительства, президента и партии-власти, поскольку все их решения, принятые в последнее время, неизменно вели страну лишь к усугублению ситуации с численностью бедных. 

Источник: https://wek.ru/tret-rossiyan-ne-dozhivut-do-pensii-ostalnye-prodolzhat-bednet

Опубликовано в Статьи
Воскресенье, 01 сентября 2019 10:30

Путин и шторм

У президента России не так много способов «успокоить» общество, подавить протест и удержать власть в своих руках.

Байкеры вряд ли станут новой опорой режима, а смена правительства даст лишь небольшую отсрочку.© Фото с сайта www.kremlin.ru

Регулярные акции протеста в Москве и других городах России свидетельствуют о том, что страна вступает в затяжной политический кризис. Вновь становится актуальным лозунг, прозвучавший еще у Виктора Цоя: «Мы хотим перемен!» Помнится, в конце 1980-х эта песня просто взорвала душный воздух застоя.

Произойдет ли так же на этот раз?

Пока неизвестно.

Однако уже вполне серьезно начинает обсуждаться вопрос: удастся ли Владимиру Путину сохранить власть до очередных президентских выборов 2024 года?

Чтобы на этот вопрос ответить, следует для начала хотя бы примерно оценить нынешний протестный потенциал. В чисто описательных координатах он выглядит так: в России сейчас недовольными являются практически все. Либералы недовольны отсутствием гражданских свобод, патриоты – тем, что власть не дает настоящий отпор врагам внешним и внутренним, региональные элиты – зависимостью от центра, пенсионеры (как, впрочем, и просто зрелые люди) – пенсионной реформой, молодежь – отсутствием перспектив, предприниматели – непрерывным давлением на бизнес. Ну и подавляющее большинство россиян, конечно, недовольны коррупцией, равнодушием и высокомерием чиновников, ощутимым снижением уровня жизни.

Поэтому есть все основания полагать, что масштаб протестов будет расти. Возможно, не линейно – со спадами и отступлениями, – но народное возмущение то здесь, то там будет все сильней прорываться наружу.

А теперь давайте посмотрим, можно ли этот протест погасить. Какие резервы есть у российской власти, чтобы удержать свои позиции?

Конечно, лучше всего было бы провести в стране модернизацию экономики и политическую либерализацию, чего, собственно, и требуют протестующие. Вопрос таким образом был бы с повестки дня снят. Но поскольку, по мнению правящих российских элит, и модернизация, и либерализация специально выдуманы мировой закулисой, чтобы погубить нашу страну, то власть, вероятно, будет использовать другой набор средств.

Правда, выбор у нее не слишком большой.

Прежде всего она может попытаться дискредитировать и запугать протестующих. Собственно, данный процесс уже весьма интенсивно идет. Если суммировать смысл множества статей, телерепортажей и политических шоу в провластных СМИ, то складывается однозначное впечатление, что протестующие – это люди либо обманутые, либо купленные за американские доллары, либо откровенно ненавидящие свою страну; агрессивные маргиналы, устраивающие провокации, кидающие в стражей порядка бутылки и обломки асфальта, готовые, того и гляди, устроить грандиозный погром. Понятно, что российская полиция, самая гуманная полиция в мире, просто вынуждена препровождать их в автозаки, а российское правосудие, славящееся своей справедливостью, просто обязано открывать дела против тех, кто, мешая россиянам счастливо жить, грубо и демонстративно нарушает закон.

Вряд ли эти меры окажутся эффективными. Официозной пропаганде о «купленных и обманутых» уже мало кто верит. Даже идеологизированные соцопросы свидетельствуют, что протесты против махинаций власти на выборах поддерживает почти треть россиян, и при этом почти половина опрошенных вовсе не одобряют «решительные действия силовиков» при разгоне митингов.

Что же касается запугивания, то, как я раньше писал, в протестной среде, вероятно, уже сложилось спонтанное самовоспроизводящееся «ядро», базирующееся на горизонтальных сетевых коммуникациях. Изъятие из него «зримых лидеров» ни к чему не приводит – тут же появляется новая группа общественных модераторов и протест продолжается. Более того, среди молодежи распространяется мнение, что быть задержанным на митинге – это прикольно. Говоря проще, протестующие перестают бояться полиции и рассматривают свое задержание как знак социального и политического престижа.

А на сплошные репрессии, при которых будут осуждены и отправлены в заключение тысячи человек, нынешняя российская власть вряд ли решится. В этом случае и страна, и действующий президент будут окончательно дискредитированы, причем не только в глазах мирового сообщества, но – что гораздо важнее – в глазах большинства россиян.

Конечно, правящая элита могла бы попробовать сформировать деятельностное «анти-ядро». На «гражданский протест» ответить «народным протестом», который своей массовостью способен повлиять на общественное сознание.

Но эту идею, на мой взгляд, тоже вряд ли удастся реализовать. Парой «автобусных митингов» в поддержку президента России сейчас никого особо не впечатлишь, а для настоящего, масштабного и действенного антипротеста у российской власти просто нет организационных структур. Попытка во время украинских событий создать у нас постоянно функционирующий «Антимайдан» полностью провалилась. Об этой причудливой организации сейчас стараются не вспоминать. С другой стороны, авторитет «Единой России» стремится к нулю, а что такое «Общероссийский народный фронт», никто толком не понимает. Где взять необходимые силы?

Правда, президент уже довольно давно заигрывает с движением байкеров, которое могло бы стать таким активным «анти-ядром», – поддерживает контакты, недавно вот совершил с ними поездку в Крым.

Однако тут можно вспомнить судьбу другой организации сходного профиля. Сто лет назад был создан «Союз русского народа», который патронировал лично император Николай II. Истинные монархисты, националисты и православные, опора престола, численность – от 300 до 400 тысяч человек. Казалось, что они встанут непоколебимой стеной против смутьянов и бунтовщиков. И что? Стоило вспыхнуть Февральской революции, как все эти сотни тысяч бойцов рассеялись без следа.

Следует также иметь в виду, что одно дело – политизированные лидеры байкеров, общающиеся с президентом, и совсем другое – рядовые члены движения, чьи настроения могут сильно отличаться от официозных.

И, наконец, есть третья стратегия, которая для российской власти может стать основной: сдерживание протестов, терпеливое ожидание, надежда на то, что оппозиционные настроения выдохнутся и стихнут сами собой.

Надо сказать, что такой исход вполне вероятен. Один раз вышли на митинг 50 тысяч человек – и ничего. Второй раз вышли 50 тысяч – опять ничего. Так какой смысл митинговать, если ничего не меняется?

К тому же у президента, чтобы охладить общественное недовольство, есть способ, к которому авторитарная власть в истории прибегала уже не раз: отправить в отставку действующее правительство, тем самым как бы переложив на него вину за ситуацию в стране, и объявить о создании нового кабинета – «молодых технократов», кои и совершат по указанию главы государства «инновационный прорыв».

Конечно, никакого прорыва не будет – не наливают молодое вино в старые мехи. Вместе с тем власть сможет получить передышку, поскольку любое вновь созданное правительство автоматически получает у граждан определенный кредит доверия. Должно пройти время, пока этот кредит будет исчерпан. Да и вообще – какой смысл дальше протестовать, если вроде бы одержали победу?

Говорят, в старину был у моряков такой способ утихомирить бушующий океан – в критический момент вылить за борт несколько бочек масла или китового жира. Волны сглаживаются, у корабля появляется шанс проскочить опасное место.

Но это лишь на короткое время.

А затем масляная пленка на воде распадается, шторм начинает бушевать с удвоенной силой.

Андрей Столяров

http://www.rosbalt.ru/blogs/2019/08/31/1797879.html

Опубликовано в Интервью и мнения

По информации пресс-службы Минстроя РФ, население страны по итогам I квартала 2019 года задолжало за жилищно-коммунальные услуги рекордные 564,5 млрд рублей. Это на 28,7 млрд рублей превышает долг аналогичного периода прошлого года.

Отмечается, что должники – не только жители РФ, но и товарищества, кооперативы, некоммерческие объединения граждан, а также их управляющие компании.

Эксперты собирали информацию о долгах за услуги по водоснабжению, водоотведению, тепло- и электроснабжению, а также газоснабжению и плате за жилое помещение.

Что касается долгов непосредственно физических лиц, то, как отмечают в Росстате, за I квартал они не заплатили больше 300 млрд рублей за услуги ЖКХ (без учета жилищных). И это только по прямым договорам с ресурсоснабжающими организациями (РСО). Самая большая задолженность - 146,4 млрд рублей – за отопление. Остальные средства – это долги управляющих компаний перед сбытовыми.

Также, по информации Минстроя, промышленные и прочие потребители (юридические лица, кроме бюджетных организаций) в I квартале текущего года увеличили свой долг по оплате ЖКУ увеличились на 1,2%. Таким образом их задолженность достигла 530,2 млрд рублей. Получается, что вместе граждане и промышленные потребители должны за ЖКУ почти 1,1 трлн рублей.

Вера Сергеева

https://mirnov.ru/lenta-novostej/dolgi-rossijan-za-zhku-prevysili-poltrilliona-rublei.html 

Опубликовано в Экономика
Воскресенье, 01 сентября 2019 10:23

Волны тщеславия и ностальгии

Конкурс молодых исполнителей в России превратился в бесконечный бенефис заслуженных артистов.

Канал «Россия» презентовал очередной сезон конкурса «Новая волна», который давно стал неотъемлемой частью летнего телевизионного «белого шума». Во всяком случае, смысл этого мероприятия и градус общественного интереса к нему не вызывают иных ассоциаций.

Правда, в нынешнем году шоу ознаменовалось несколькими «громкими событиями» – очередным скандалом Филиппа Киркорова с организаторами репетиции, возвращением на российскую сцену Софии Ротару и плохим самочувствием ведущей Леры Кудрявцевой. На этом фоне новость о том, что в музыкальном состязании победила албанская певица Инис Незири, скорее всего, мало кто заметил. Собственно, это привычная картина для нашего шоу-бизнеса, в котором селебрити-старожилы держатся за свою медийность стальной хваткой.

Но все это плохо сочетается с «международным конкурсом молодых исполнителей популярной музыки» – именно так «Новая волна» себя позиционирует с 2002 года, когда она была основана Игорем Крутым, Раймондом Паулсом и музой Аллой Пугачевой. До 2014 года конкурс проходил в Юрмале – в советское время там располагалась площадка Всесоюзного конкурса молодых исполнителей, еще одного проекта Паулса.

Преемственность поколений была омрачена несколькими политическими конфликтами на стыке эпох, и новый формат унаследовал эту проблему. Недовольство латвийских властей проведением в Юрмале мероприятия, напоминающего о советской эпохе, нарастало несколько лет. А в 2014 году Латвия решила выразить солидарность с Украиной и объявила артистов, одобряющих присоединение Крыма в России, нежелательными для въезда. Это стало последней каплей, и новой площадкой для конкурса был избран Сочи – благодаря инфраструктуре, оставшейся от Олимпийских игр.

Давно замечено, что политизация придает любому творческому мероприятию дурной запах и обесценивает культурную составляющую. Не миновала эта судьба и «Новую волну». Правда, в свое время ее участниками были Сергей Лазарев, Дима Билан, Ирина Дубцова, Полина Гагарина, Нюша и другие исполнители, впоследствии ставшие популярными. Но только в пределах России – а ведь конкурс, напоминаем, считается международным, и на кону должна быть мировая известность.

Собственно, телевизионный формат «Новой волны» уже давно вызывал удивление тем, что первая половина каждого дня была отдана под выступления заслуженных во всех смыслах артистов, объединенные какой-нибудь тематикой. Чаще всего это были творческие вечера легендарных композиторов, поэтов-песенников и певцов. А конкурсные номера отодвигали во вторую часть, которой отводилось самое невыгодное эфирное время. В общем, приоритеты были расставлены ясно. Да, формально в Сочи приезжают молодые конкурсанты из разных уголков мира, но мало для кого из них это становится отправной точкой в карьере. В современном мире «звезды» зажигаются иными способами.

В итоге проект Крутого и Паулса сейчас представляет лишь коммерческий интерес, и простому зрителю от этого радости мало. Фестиваль много лет остается местом «летних сборов» российского истеблишмента. Мы можем лишь догадываться, что происходит за конкурсными декорациями. А праздному зрителю перепадают лишь крохи в виде «горячих» новостей, разбавляющих летнюю скуку.

Поэтому наибольшее внимание в «Новой волне» привлекают именно бенефисы закаленных временем кумиров. В этом году три фестивальных дня из пяти на канале «Россия» были посвящены юбилеям – Игоря Крутого, Сосо Павлиашвили и Анжелики Варум. По традиции, различные исполнители выступали с известными хитами из их репертуаров. Разумеется, все трое – именитые артисты с собственным кругом поклонников, но их юбилейные вечера в рамках конкурса выглядят странно. Каждый из них может получить эфирное время на целый фестиваль имени самого себя.

Так почему же желающие посмотреть международный конкурс молодых исполнителей должны наблюдать за исполнением старых шлягеров неинтересными им певцами? Когда мероприятие называется «Новая волна», подобные вечера ностальгии выглядят как оксюморон. Юбиляры почивают на музыкальных лаврах, коллеги отрабатывают номера на давно испытанном материале, а зрители в сочинском зале выглядят не слишком довольными.

Самое неординарное впечатление на этом шоу произвела певица Светлана Лобода, называющая себя теперь просто LOBODA. На юбилейном концерте Крутого она исполнила песню «Живи спокойно, страна», которую прежде пела Алла Пугачева. Это само по себе выглядит весьма смелым поступком, а в сочетании с экстравагантным имиджем Лободы, в чем-то схожим с обликом Lady Gaga, и бэкграундом песни и вовсе могло вызвать некоторый «культурный шок». Своим номером Лобода словно дала понять, что блеск, мишура и модные тенденции полностью взяли верх над ценностью вокала и индивидуальности.

Вероятно, ветераны отечественной эстрады осознают эту тенденцию и стараются ей сопротивляться за счет эксплуатации телевидения и его верной аудитории. Однако это не может остановить настоящую «новую волну» – подрастающее поколение, у которого совершенно иные музыкальные вкусы. Их можно не разделять и даже осуждать, но не считаться с ними не получится.

Людмила Семенова

http://www.rosbalt.ru/blogs/2019/08/31/1798950.html

Опубликовано в Культура и спорт

Стремительно растущий уровень бедности в России признал даже Росстат. Согласно официальным данным, пятая часть населения страны живёт за чертой бедности. Статистики объясняют такой высокий показатель изменением методики расчёта и повышением уровня прожиточного минимума для россиян. Однако эксперты полагают, что проблема кроется в неэффективной экономике и коррумпированности власти.

Согласно свежим данным статистики, во втором квартале 2019 года число бедняков в России достигло почти 19 млн человек, что составляет около 13% населения страны. Выходит, что каждый пятый гражданин РФ нищий.

Экономисты полагают, что реальные цифры гораздо страшнее. Если честно оценить индекс роста цен, получится, что на деле доходы россиян упали на 40-45%. Специалисты напоминают, что в последний раз такая катастрофическая ситуация в стране наблюдалась в начале 1990-х годов.

Ситуация, когда в огромной богатой стране каждый пятый гражданин считается нищим, доходы населения падают 5 лет подряд, а власти уверяют, что они благополучно растут, выглядит странно. В реальности:

экономика России близка к кризису;

крупные капиталы бегут с отечественного рыка;

бизнес находится на грани выживания;

число рабочих мест стремительно сокращается;

низкие зарплаты могут сократить ещё больше в случае принятия 4-дневной рабочей недели;

потребительские цены растут;

налоги повышаются;

закредитованность населения растёт.

Россияне всё чаще попадают в долговую яму, потому что просто не в состоянии оплатить свои насущные нужды: продукты питания, медикаменты, услуги ЖКХ. При этом бюджет и внешнеторговое сальдо государства профицитные.

Экспорт сырья за рубеж приносит баснословные деньги, банки отчитываются о росте прибыли, вывоз капитала достиг рекордного уровня – 28 млрд долларов США. Получается, что деньги в государстве имеются, но они не достаются его гражданам.

Владимира Путина беспокоит уровень бедности в России. На совещании с министрами в Кремле он выразил недовольство тем, что доходы населения растут слишком медленно. Поэтому президент в очередной раз дал задание Правительству побороть бедность в стране к 2024 году.

http://www.1rre.ru/298450-bednost-v-rossii-priblizhaetsya-k-katastroficheskomu-urovnyu.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com 

Опубликовано в Экономика

Несогласованная акция против государственной власти, а также сексизма и патриархата началась и завершилась в Москве.

Участвовали, согласно медиакомментариям, "все формальные и неформальные лидеры протеста", а также феминистки и Шендерович. Все вместе они начали путь от памятника Грибоедову и дошли до памятника Пушкину.

Задержаний – не было.

Эксцессов – не было (если не считать небольшой битвы феминисток с оппонентом за плакат, но обошлось без жертв. Одна оппозиционная журналистка также сломала каблук, в чем тут же обвинила покрытие и мэра Москвы, и потребовала компенсаций в твиттере).

Численность протестовавших оценивается в диапазоне от 750 (МВД) до тысячи (сами участники) и даже до полутора тысяч (некоторые СМИ) человек.

Акция началась в 14:00 и завершилась примерно в 16:40. На момент сдачи материала пара десятков человек еще сидели с плакатами у памятника поэту и несколько десятков бродили по центральным улицам, сопровождаемые самыми упорными репортерами.

Последний час акции множественные онлайн-трансляторы (а репортеров на шествии было вряд ли меньше четверти от общей численности) интриговали аудиторию вопросами ("ну когда же начнут задерживать"), анонсами ("наверняка власть приготовила сюрприз") и обещаниями ("кто-то пошел от Пушкина к Новому Арбату, там, может быть, будут задержания").

Задержаний ждали как праздника, но они не пришли.

...Есть основания полагать, что это и был сюрприз, преподнесенный властью. Говоря цинично, государство отобрало у несогласованного протеста тот единственный смысл, который у него имелся: возможность изобразить яркую картинку.

Относительно численности у организаторов вряд ли были иллюзии. После пикового (и законного) митинг-концерта на проспекте Сахарова, куда всех призывали медиаперсонажи с общей аудиторией в 36 миллионов человек, где гремел бесплатный рэпак и куда явились худо-бедно пара десятков тысяч, – волна начала неуклонно спадать. Виноваты тут даже не ошибки менеджеров протеста, а сам закон любого современного хайпа: любое событие живет до тех пор, пока приносит участникам радость новизны

Тридцать первого августа оставалась, однако, надежда на "имитацию Гонконга". Как мы уже писали, именно тема "в Москве и Гонконге люди поднялись против произвола властей" была востребована СМИ передовых стран. А значит, опосредованно – и центрами финансирования российского протест-менеджмента, которые тоже не могут выделять просто так и тоже обязаны давать кипиай и медийный резонанс.

Но для того чтобы тема "московского Гонконга" была реализована и попала в заголовки и репортажи, нужны были каноничные фото. Девушка с плюшевым мишкой, беззащитно позирующая на фоне полицейской цепи. Четверо росгвардейцев в щитках и шлемах, несущие непокоренного протестанта в автозак. Если бы кто-то получил дубинкой по коленке или разбитый нос – было бы вообще классно.

Однако на имитацию Гонконга у протест-менеджеров тупо не хватило численности. Не набралось и критической массы настоящих буйных. Никто не пытался "прорваться", никто не налетал, хлопая крыльями, на полицейских, никто не раздухарился до метания урн. Предыдущие события лета вполне внятно продемонстрировали даже самым непонятливым, что менеджеры протеста не в состоянии отмазать своих юнитов от закона. А общий ресурс у "московского Гонконга" оказался совсем мал. А те, что явились, – за рамки законодательства выходить не решились (и картинки не дали).

В итоге лидеры протеста заскучали и покинули его первыми. И спустя полтора часа после начала шествия самым интересным его участником оказался мужчина, стоявший у памятника Пушкину с креативным оруэлловским зонтиком и сообщавший корреспондентке Ходорковского о том, от чего он в гневе: "увольняются врачи, самолеты садятся в кукурузу, журналистам подбрасывают наркотики". Мужчина так и не вспомнил про столичные выборы, – но это нормально: никто из отсмотренных мной по трансляциям шатателей не смог сказать, за кого он, собственно, намерен голосовать на московских выборах через неделю.

Итог: Би-Би-Си о московском протесте молчит, Guardian молчит, NY Times молчит – у них есть настоящий Гонконг с настоящей яркой картинкой.

...Что тут стоит учесть. Разумеется, московские протесты-2019 изначально не были никаким майданом. Они были имитацией майдана – с целью выторговать в стране и за пределами известные бонусы.

Однако имитация в итоге не состоялась. С одной стороны, государство просто не повелось и не стало торговаться с держателями протестных требований. С другой – сам протест оказался слишком медийным, то есть виртуальным. Желающих участвовать в нем оказалось летально меньше, чем транслировать. По одной простой причине: организаторы явно приняли "тренд на интернет-недовольство" за реальное недовольство в реальном мире. Из последнего же после вычитания эмигрантов, украинских и российских диванных сотен и собственно журналистов – осталось то, что осталось.

Таким образом, в субботу мы пережили по-своему потрясающее медийное событие. А именно огромную толпу российских и иностранных СМИ, которые внезапно собрались в центре столицы осветить, как ничего не произошло.

https://ria.ru/20190831/1558115774.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Опубликовано в Общество
Страница 1 из 2