Детектор лжи: ложная погоня за истиной?


При приеме новых сотрудников на работу многие компании продолжают применять полиграф, тогда как правозащитники выступают за отказ от психофизиологической экспертизы даже в уголовных делах. «МН» попытался разобраться в возникшей коллизии.

В апреле члены Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека выступили за исключение упоминания полиграфа из законопроекта о судебной экспертизе в Следственном комитете РФ. Они считают, что доказательственное значение психофизиологической экспертизы является спорным, а одобрение Госдумой этого законопроекта превратит так называемый детектор лжи в равноправный криминалистический метод. При этом подавляющее большинство российских правоведов-процессуалистов едины во мнении о неприемлемости использования данного метода в уголовном процессе.

Между тем многие компании продолжают широко использовать полиграф при приеме на работу, прописывая в своих документах обязательность весьма сомнительной процедуры. (Не говоря уже о том, что детектор лжи стали использовать в своих шоу-программах и расторопные телевизионщики, дабы придать и без того грязным сюжетам некий драматизм.)

Насколько же правомерно проверять с помощью детектора лжи человека, не совершившего никакого правонарушения, а просто устраивающегося на работу?

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ И ЧЕМ ЗАКОНЧИЛОСЬ

В 2004 году политическая партия «Родина» предложила проверять на детекторе лжи в первую очередь всех чиновников. Активнее всех эту идею подхватили в Казани, где за несколько лет проверили на полиграфе больше тысячи чиновников, около 80 из которых уволили.

Эта история прогремела на всю страну, а в декабре 2010 года Госдума приняла к рассмотрению законопроект №478780-5 «О применении полиграфа». И неизвестно, как бы далеко зашло дело с выведением на чистую воду чиновников в масштабах государства, только через два года (13.02.2012) законопроект благополучно сняли с повестки.

Таким образом, закон о полиграфе не был принят, зато его использование регулировали другие документы. Это Федеральные законы №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (от 12.08.1995), разъясняющий термин «специальное психофизиологическое исследование», а также №98-ФЗ «О коммерческой тайне» (от 29.07.2004), который регламентирует процедуру применения детектора лжи: если та или иная компания прописывает в регламенте своей деятельности необходимость использования полиграфа, ее сотрудники должны этому следовать.

Есть, впрочем, уточнение: такая процедура должна осуществляться только после получения согласия сотрудника в письменной форме. Тем не менее на протяжении многих лет в обществе не утихают споры, насколько этична и, главное, правомерна эта процедура.

ПОЛИГРАФ – НАСЛЕДНИК ДЫБЫ

Адвокат Константин Бубон так формулирует суть этой проблемы: «Если ставить вопрос о противопоставлении индивидуальной человеческой воли, с одной стороны, и такого общественного блага, как безопасность, — с другой, то полиграф является прямым наследником дыбы. Средневековый пыточных дел мастер был умен, но дик и стремился сломить индивидуальную волю, а современный образованный эксперт дерзает ее обойти или обмануть».

Развивая свою мысль, адвокат приходит к весьма очевидному выводу о том, что использование полиграфа и других методов стимулирования правдивости отнюдь не исключает злоупотреблений со стороны лиц, которые эти методы применяют и интерпретируют. А если говорить о детекторе как о достижении человеческого ума, то это символ ложной погони за истиной.

ДОКАЖИ, ЧТО НЕ НАРКОМАН

Соискатели работы на одном из сайтов по подбору персонала приняли участие в опросе на тему: предлагали ли им пройти проверку на полиграфе? 56% ответили «да, было дело», 41% — «нет, никогда», 2% — «не могу сказать».

В ряде компаний процедура прохождения полиграфа становится как бы обычной частью сбора персональных данных. Работодатели любят ссылаться на западный опыт: мол, в цивилизованных странах это распространенная практика, мы хотим знать простые вещи, не наркоман ли вы, не склонны ли к воровству, не подосланы ли другой фирмой.

В ответ любой здравомыслящий человек, обладающий чувством собственного достоинства, может спросить: а как же быть с доверием и уважением к человеку, который должен стать частью трудового коллектива? То есть их нет изначально, если будущего сотрудника подвергают процедуре, которую чаще всего применяют по отношению к преступникам?

Еще в 1958-1960 годах на проведенных ООН семинарах по защите прав человека в уголовном праве и процессе полиграфология была отнесена к методам, которые «составляют нарушение прав человека». Ведь цель каждого тестирования — выяснить у человека то, что он не хочет никому говорить. Нетрудно провести параллель и увидеть, что в Средние века эта цель достигалась путем пыток. Да, полиграфология куда более гуманный способ работы с информацией, но сути дела это не меняет.

Работодателей интересуют не только вредные привычки потенциальных сотрудников, но и другая информация о человеке: уровень материального достатка (есть ли машина, дом), его лояльность к дополнительным нагрузкам (готов ли к переработкам в рамках одной зарплаты) и другое. Как тут не подумать о манипуляции человеком и о том, как в дальнейшем организация распорядится полученными сведениями? Не будет ли это использовано во вред работнику?

ДЫШИТЕ РОВНО, ВЫ НОРМАЛЬНЫЙ

Полиграф — сложный аппарат, который фиксирует параметры дыхания, сердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи во время беседы. Потом специалист-полиграфолог анализирует эти параметры и делает выводы, причастен или нет человек к тому или иному событию, лжет или говорит правду. При этом критериями оценки служат типовые реакции организма «нормального человека».

Насколько достоверны сведения полиграфа? Это вопрос, который тоже является предметом обсуждения разных специалистов, ведь этот аппарат выявляет расхождения между теми сведениями, которые человек сообщает, и теми, которые содержатся в его памяти. Но оба элемента сравнения непосредственно связаны с личностью испытуемого, который может ошибаться в своих умозаключениях, показывать эмоциональную реакцию на раздражитель, понятный только ему одному.

Правозащитники убеждены в том, что техническое устройство неспособно считывать внутренний мир человека. Дело даже не в том, что исследования на полиграфе еще несовершенны, полиграфологи недостаточно обучены, а методики противоречивы.

Вмешательство в сознание, контроль и классификация мыслей и желаний, экспертиза подсознательного нарушают конституционные гарантии неприкосновенности личности, частной жизни и личной тайны.

Виктория Безуглова       Мир новостей