Жаркое по-таежному


Лесные пожары в Прибайкалье дали работу и волонтерам, и пропагандистам.

Никогда еще иркутяне так не радовались отвратительной погоде на 9 Мая, как в этом году. Холод и снежок не спутали праздничных планов сибиряков, а вот в борьбе с пожарами помогли по-настоящему. Запах — такой, будто во всех дворах разом запалили костры, — из города на Ангаре выветрился.

НЕЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ БЕДА

Вечером накануне Дня Победы пожары продолжались у берега Байкала возле поселка Большое Голоустное. Лес горел и вдоль Александровского тракта. Из поселков Тихонова Падь и Бухун были эвакуированы жители. Социальные сети и мессенджеры лопались от снимков и видео огня, бесчинствовавшего вдоль трассы Иркутск — Ангарск.

— Только что нашу улицу заволокло дымом с сильным запахом гари, — делилась своими впечатлениями иркутянка Юлия Галанина. — На землю падает пепел. Не можем понять, где горит. Соседи с пятого этажа смотрели в ту сторону, откуда ветер, но пока ничего не видно. Очень страшно.

По сообщению пресс-службы ГУ МЧС России по Иркутской области, на 8 мая в лесах области действовало 29 пожаров на площади 13 113 гектаров в Аларском, Ангарском, Баяндаевском, Боханском, Братском, Жигаловском, Зиминском, Иркутском, Качугском, Нижнеудинском, Ольхонском, Тайшетском, Тулунском, Черемховском, Эхирит-Булагатском районах.

После переброски значительных сил регионального управления МЧС с севера на юг области обстановка изменилась к лучшему. К утру понедельника перешло два очага на общей площади 8200 га плюс один локализованный природный пожар на землях ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» на площади 1250 га. Бог миловал. Самое время оценить масштабы произошедшего.

13 тыс. гектаров могли бы кормить народ в какой-нибудь небольшой стране. Но у нас лесное богатство по факту никакое не богатство, а обуза: надо их охранять, платить лесникам, гонять черных лесорубов.

Посмотрите на снимок. Мы еще расскажем, что в нем самое главное. Но пока посмотрите: чем вооружены пожарные? Пластмассовые ранцы с водой. Не справляются с ранцами — надо вызывать Бе-200 или Ил-76. А чтобы вызвать на подмогу авиацию, губернаторам надо вводить режим чрезвычайной ситуации во всем регионе. Губернаторы будут с таким решением тянуть. Объявить ЧС — это все равно что признаться: сам не справился.

Ну а по сути: была ли ситуация с лесными пожарами накануне 9 мая чрезвычайной?

В августе 2015-го площадь лесных пожаров в Иркутской области переваливала далеко за 100 тыс. гектаров. В 2017-м огонь уничтожил поселок Бубновка в Иркутской области и деревню Черемушки в Бурятии. В марте-апреле 2019-го в Забайкальском крае остались без крова сотни человек, погибли около 12 тыс. голов скота. Да и сегодня там дела намного хуже, чем в Иркутской области, а по телевизору-то не скажешь.

РЕЦЕПТУРА ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ

Из года в год повторяется одна и та же ситуация: пожарные с ранцевыми лесными огнетушителями РЛО-15, волонтеры с лопатами и комментарии про бездействие властей.

— Обычное дело, — охлаждает мое удивление Сергей Збруев, водитель автобуса, следующего по маршруту Иркутск — Зима, приметивший вдалеке огонь, разошедшийся уже на несколько гектаров от «традиционного» пала травы в почерневшем поле между Усольем-Сибирским и Черемховом. — Сколько лет тут езжу — постоянно весной все горит. Леса, поля, торфяники. Часто возле самой трассы. Чуть земля подсохнет, и начинает полыхать. А ветра тут такие, что любую искорку вмиг раздует.

— А кто виноват-то в этом, по-вашему? — спрашиваю в расчете, что в России любой водитель лучше всего чиновничьего аппарата знает, в чем проблема и как все исправить.

— Известно кто — губернатор наш… — уверен шофер.

А тем временем сильный степной ветер гонит огонь в сторону леса.

Сергея не волнуют ни политические интриги, ни моральные качества властных командиров. Главное, чтобы экологическая катастрофа не повторилась, люди не гибли и не лишались крова, а Московский тракт, который уже много лет кормит водителя, был в порядке. Сейчас же так сказать нельзя. А в том, кто виноват, ему и тысячам таких, как он, подскажут телевизор, интернет и соцсети.

Чрезвычайность нынешней ситуации с таежными пожарами в Байкальском регионе на самом деле состоит в том, что они как удобный информационный повод все больше эксплуатируются в политических целях, отчего шумиха вокруг них приобретает новые формы. И тут поставленные еще Чернышевским вопросы вплетаются в дискурс политический, где ответы даются совсем про другое.

Некоторые СМИ тут же подхватили известный мотив песни про то, что губернатор не знает, что у него творится в регионе, что он неспособен контролировать ситуацию и решать реальные проблемы. Со стороны выглядит устрашающе. К тому же многие присовокупили к пожарам стихийным и чисто бытовые.

Например, пара сгоревших домов в деревне Столбово тут же вошла в пожарную хронику «очередной катастрофы». Хотя даже на фото видно, что это бытовой случай и вокруг обугленных домов никаких следов огня нет.

ПО СТАРЫМ РЕЦЕПТАМ

Взгляните еще раз на снимок, на котором огонь подступил к населенному пункту. Нынче он стал иллюстрацией для многих недавних сообщений информационных агентств, равно как и не агентств, и не информационных.

На самом деле сделан он был пожарными Слюдянского района еще в 2017 году. Так подается жаркое по-таежному на основе рецептуры тех, кого не устраивает фигура действующего (бездействующего) губернатора. Она, эта рецептура, совсем не изменилась с тех пор, как сам Сергей Левченко шел во власть: его предшественники в 2015-м критиковались за бездействие, а сам он охотно позировал в походном обмундировании. Вполне возможно, что буковки в рецепте составляли другие люди, но, скорее всего, одни и те же: заплатили — написали, и ничего, так сказать, личного.

Понятно, что со своей стороны «красный губернатор» заинтересован в том, чтобы преувеличивать достижения в борьбе с пожарами и преуменьшать ущерб. Он призывает жителей «не поддаваться панике и реально оценивать ситуацию с лесными пожарами».

— В социальных сетях есть много противоречивой информации. Подчеркиваю, ни один населенный пункт в регионе не горит! Силами министерства лесного комплекса проводится опашка полей и прилегающих насаждений с целью недопущения перехода огня в населенные пункты, — заявил Сергей Левченко на своей странице в «Фейсбуке».

Значит ли это, что в ситуации с пожарами в Иркутской области поставлена точка, а органы власти во главе с губернатором работают в полную силу и гарантируют безопасность населения? Значит ли это, что в этом году экологической катастрофы не произойдет и мы снова не потеряем уже не десятки, а сотни тысяч гектаров нашего сибирского лесного богатства?

Шанс еще есть, но он невелик, поскольку ничего, по сути, на протяжении многих лет не меняется. И скоро снова заполыхает вопрос: доколе мы будем терпеть этот дым от пожаров в небе Прибайкалья? Обойтись бы тогда без подсказчиков, которые в огонь вместо воды подливают масла…

Александр Богачев, ведущий корреспондент газеты «Восточно-Сибирский путь» —

специально для «МН»