Кому нужна такая «оптимизация» медицины?

фото: pixabay.com

«Совершенно секретно»: Не проходит и дня, чтобы ярославцы не узнали о слияниях больниц, нехватке льготных лекарств, возмущении лишенных медицинской помощи людей. Однако хрестоматийной «каплей, переполнившей чашу терпения», стало решение властей о закрытии ортопедического отделения ярославской больницы № 2. Протест объединил всех – и заставил вспомнить жертвы «оптимизации регионального здравоохранения», которая уже приняла лавинообразный характер.

 ВРАЧИ – В УБОРЩИЦЫ?

Всех горожан всколыхнуло обращение, которое обнародовал в соцсетях врач-ортопед Ярославской КБ-2, расположенной в микрорайоне Липовая гора. От имени своих коллег он рассказал, что обеспокоен тем, что ортопедическое отделение попадает под «каток оптимизации» и исчезнет. Высокопрофессиональные врачи останутся без работы или им будет предложено стать санитарками или уборщицами. А ведь ортопедическое отделение этой больницы — одно из немногих, которые оказывают специализированную помощь жителям всей Ярославской области по программе обязательного медицинского страхования (ОМС).

«Процесс объединения, который идет в Ярославле полным ходом, затронет больницы № 2 на улице Попова и № 8 на Суздальском шоссе, которые предполагается слить в одно медучреждение. И при объединении будет закрыто ортопедическое отделение, которое работает уже четыре десятилетия. В нем сейчас действуют 25 коек круглосуточного и 10 коек дневного стационара. Здесь лечат пациентов из Ярославля, Ярославской области и других регионов России с заболеваниями и последствиями травм опорно-двигательного аппарата. Лечат в основном по полису обязательного медицинского страхования: доля таких пациентов составляет 95%, — пишет врач, кандидат медицинских наук Игорь Пицын. – А в других больницах города пациенты могут получить подобную помощь либо по квотам, количество которых невелико, с длительным периодом ожидания, либо на платной основе. Отделение является базой кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии с курсом факультета последипломного образования Ярославского государственного медицинского университета».

По информации Игоря Пицына, планы ликвидации ортопедического отделения вызывают несогласие у врачей: «Если они осуществятся, то доступность ортопедической помощи в Ярославле и области значительно уменьшится». Это подтверждают данные статистики. В 2015 году в отделении было выполнено 1640 операций, в 2016 — 1718, в 2017 — 1614, в 2018 — 1483. В комментариях под этим постом неравнодушного к проблемам людей врача появились сообщения от пациентов ортопедического отделения больницы № 2. Они намерены написать петицию, которую направят Президенту России.

Кстати, на 2019 год госзадание департаментом здравоохранения и фармации Ярославской области было уменьшено сразу на 30%. Руководство этого департамента в ходе визита в больницу № 2 и «обрадовало» пациентов и врачей новостью о предстоящем закрытии ортопедического отделения.

«Основная цель реорганизации медицинских учреждений – повышение качества и доступности медуслуг для жителей Ярославля. Ни одно отделение не закрывается. Ни одна ставка не сокращается. И, конечно, реорганизация не влечет за собой снижения качества медуслуг и доступности медпомощи», – не раз заявлял директор департамента здравоохранения Ярославской области Руслан Саитгареев, ставший идеологом «оптимизации».

ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ ОТ «ВАРЯГОВ»

Вообще, оптимизация – это вполне оптимистичное слово, означающее «улучшение». Однако под флагом уменьшения бюджетных расходов сокращаются лечебные учреждения. В апреле 2018 года Руслан Саитгареев объявил о создании «крупных медицинских холдингов». И началось!

«Сначала под предлогом «опасных для жизни» повреждений строительных конструкций в Ярославле была ликвидирована «Детская клиническая больница № 1» на проспекте Ленина. По словам сотрудников и родителей, трещина в стене не мешала зданию существовать предыдущие годы, а стоимость ремонта оценивалась в минимальные суммы. Далее, на базе 1-й и 5-й клинических больниц, а также ГБКУЗ «Поликлиника № 2» создана «Центральная городская больница», территориально разбросанная от улицы Терешковой до микрорайона «Пятёрка». В Заволжском районе объединили клинические больницы № 3 на улице Маяковского и № 7 в микрорайоне Резинотехника. Расстояние между медучреждениями – 17 километров. Притом, без прямого транспортного сообщения», — пишет в своем недавнем исследовании положения дел известный ярославский социолог Евгений Голубев.

«Какая тут доступность, если теперь пациентам нужно ехать по 17 километров из одного в другое учреждение! Сказать, что в результате объединения возрос уровень доступности, как уверяют в департаменте здравоохранения, точно нельзя», – заявил после изучения многочисленных жалоб ярославцев Уполномоченный по защите прав человека в Ярославской области Сергей Бабуркин.

«Хочу напомнить чиновникам из департамента здравоохранения области, о поручении Президента РФ Владимира Путина от 2015 года, в котором говорилось о том, что принимать решения по объединению, ликвидации больниц можно только после общественных слушаний. Так почему же не выполняется поручение главы государства?» – напомнил о кулуарном характере принимаемых «оптимизационных» решений депутат Ярославской областной думы Эльхан Мардалиев.

Дополняют картину слияние Ярославской и Рыбинской психиатрических больниц в единую «Ярославскую областную психиатрическую больницу», а также организация ГБУЗ ЯО «Ярославская областная стоматологическая поликлиника», объединившая три учреждения («зубные» поликлиники на ул. Чайковского, Урицкого и проспекте Ленина). Теперь идет слияние больниц № 2 и № 8, причем с «отсечением» важнейшего для тысяч пациентов отделения. И все это – за каких-то несколько месяцев!

Под ударом оказалась и медицина в районах. К примеру, в прошлом году закрыто отделение сестринского ухода в левобережной части города Тутаева. Тогда заместитель председателя правительства Ярославской области Игорь Селезнев – куратор департамента здравоохранения — сравнил это отделение с «богадельней, где жители отдыхают после копки картошки».

Большой скандал вышел и с получателями льготных лекарств в аптечном пункте поселка Семибратово, а это более 600 человек. Теперь они должны ездить в ЦРБ Ростовского района, за 15 км, причем чиновники департамента здравоохранения и фармации проблем в этом не видят.

«Им на «Мерседесах» и сто километров — не расстояние, — отреагировали льготники, несолоно хлебавши уходящие из аптеки. — Если уж в Ярославле ни о ком не думают, и там люди по семь часов в очереди в поликлиниках стоят, то на людей из нашего посёлка вообще наплевать. Автобус до Ростова ходит по расписанию: сначала до него дойти, простоять на остановке, а потом ещё и в Ростове до поликлиники добираться. И на такси не поедешь — дорого: по 300 рублей туда и обратно».

«Что характерно, ликвидировав или объединив многие существующие больницы и поликлиники, областные начальники пока не создали ничего нового. После того, как регион в июле 2016 года возглавил Дмитрий Миронов, в эксплуатацию ввели только поликлинику в Ростове, амбулаторию в посёлке Тихменево и два офиса врача общей практики: в селах Поречье-Рыбном и Вятском. Но к тому времени первый объект строили уже более пяти лет, а второй и третий – около десяти. Так что они были почти готовы и без «варягов», ныне занимающих множество высоких кабинетов в областных структурах власти. Да и на фоне десятка «оптимизированных» больниц маловато будет», — делает вывод Евгений Голубев.

ОТФУТБОЛИЛИ В РАЙОН

Можно вспомнить, что Руслан Саитгереев возглавил департамент здравоохранения в конце 2016 года в возрасте 33 лет. Он родился в Уфе, окончил Московский государственный медуниверситет им. Сеченова. До своего назначения возглавлял ГБУ УЗ Москвы № 219, в составе которого четыре взрослые и две детские поликлиники.

«Он имеет управленческий опыт работы в системе здравоохранения, занимался лекарственным обеспечением. Я уверен, что он справится с поставленными задачами», — сообщал тогда о своем назначенце губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов.

Пока Саиггареев заслужил славу в узких кругах журналистов как одного из самых закрытых чиновников областного правительства, от которого СМИ невозможно добиться полезной информации. А в широких массах – прославился жесткими методами «оптимизации» под неизменным лозунгом сокращения расходов. Итоги такой практики уже ощутили все жители и областного центра, и районов области.

Впрочем, кадровая политика нынешних областных властей порой еще более удивительна. Так, в конце марта Алексей Комаров стал главой Гаврилов-Ямского района Ярославской области. Он — член исполкома Российского футбольного союза. Несколько лет возглавлял футбольный клуб города Костромы «Спартак». Любопытно, что членом совета клуба был в это время Илья Баланин, ныне — заместитель председателя правительства Ярославской области и директор департамента финансов. В 2017 году костромской «Спартак» прекратил существование из-за финансовых проблем.

В Гаврилов-Яме футбольный функционер с первой попытки пройти конкурс не удалось: не хватило опыта муниципальной службы. В итоге «Положение о порядке проведения конкурса изменили», сократив необходимый минимум муниципального опыта с 7 до 3 лет.

И Комаров стал пятым по счёту главой-«варягом» муниципального образования Ярославской области. До него самым известным было назначение Владимира Волкова, ранее работавшего главой Красковского поселения Московской области, мэром Ярославля. А вот отставленный мэр Владимир Слепцов – коренной ярославец – нынче стал главой Солнечногорского района все той же Московской губернии. «Как причудливо тасуется колода!», — нельзя не вспомнить строчку из классика.

Диву даешься, как будет вести хлопотные хозяйственные дела крупного района Алексей Комаров, ведь вся его биография «заточена» на футбол. Он является президентом межрегиональной общественной организации «Федерация футбола «Золотое кольцо», которая базируется в Ярославле. Кроме того, он вице-президент «Профессиональной футбольной лиги», которая проводит игры второго дивизиона. Разве что можно с грустной иронией вспомнить, что именно город Гаврилов-Ям считается родиной ярославского футбола. Первый футбольный стадион там построили в начале XX века англичане, работавшие на льняной мануфактуре: деталь на заметку для будущих путешественников по богатой событиями ярославской земле.

Осмысление феномена причудливых кадровых назначений, причем на важнейшие посты, требует немалых усилий. Вот недавно фонд «Либеральная миссия» подготовил доклад «Крепость врастает в землю. Год после выборов: стратегии, вызовы, тенденции», посвященный итогам первого политического сезона, прошедшего с момента президентских выборов 2018 года.

«Первый год нового президентского срока продемонстрировал приверженность Кремля политике массовой замены губернаторов, начатой еще в ходе подготовки к выборам. Смена губернатора ведет к замене руководства регионального центра, руководства законодательного собрания, состава депутатского корпуса. В результате отодвинутыми оказываются представители старых региональных элит, которых заменяют менее известные и влиятельные в региональной номенклатуре управленцы без значимого публичного статуса. Беспрецедентная по размаху в постсоветской России и сравнимая лишь с горбачевской ротацией второй половины 1980-х замена региональных начальников характеризуется полным игнорированием интересов местных элит и общественного мнения», — категорично резюмируют авторы доклада фонда «Либеральная миссия».

Эксперты считают, что, продвигая в губернаторы «технократов-варягов», более лояльных целям Москвы и федеральных финансово-промышленных групп, нежели местным интересам и элитам, Кремль рассчитывает на эффект новизны, а также на свои административные и репрессивные ресурсы. «Эта кампания запускает малоуправляемые и плохо прогнозируемые процессы в регионах, ведущих не к стабилизации, а к политизации управленческих процессов», — таков еще один вывод, возможно, приближающий нас к пониманию нынешних процессов.

«Возникает закономерный вопрос: неужели на ответственные должности не находится ни одной достойной кандидатуры из числа местных кадров, даже с учётом традиционного кумовства и вполне понятного желания любого руководителя окружить себя «своими людьми»? Но тогда зачем нужны кадровые резервы, программы развития кадрового потенциала и тому подобные вещи? Увы, ответа на этот вопрос никто не даёт. А жаль, ведь ярославцы по определению лучше знают область, и хотя бы не путают названия населённых пунктов и промышленных предприятий, чем не раз грешили приехавшие в огромном количестве из других регионов назначенцы», — отмечает ставшую предметом насмешек особенность «свежих кадров» ярославский социолог Евгений Голубев.

Игорь ЛЬВОВ, специально для «Совершенно секретно»

https://www.sovsekretno.ru/articles/id/6226/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Поделиться в соцсетях