Почему Россия при Путине не стала и не станет правовым государством?


 

Ответ находим в обсуждениях  на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Принимавший участие в расширенном заседании коллегии Владимир Путин утверждал: «Сразу подчеркну, в прошлом году российские прокуроры внесли значимый вклад в борьбу с криминалом, экстремизмом, коррупцией. Отмечу и  тот большой объём обращений граждан, который вы рассмотрели, – порядка пяти миллионов за 2018 год».

Это свидетельствует о том, что ни сам гарант Конституции, ни  его эксперты и помощники не понимают назначение прокуратуры.

По действующему законодательству Прокуратура Российской Федерации осуществляет надзор:

— за соблюдением Конституции Российской Федерации и  исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

— за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

— уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

— координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Казалось, что предметом и оценкой обсуждения должно быть  исполнение прокуратурой возложенных на неё обязанностей.

Но глава государства говорит о «значительном  вкладе в борьбу с криминалом, экстремизмом, коррупцией».

Борьбой с этими явлениями  в государстве занимаются иные службы, МВД, ФСБ, СКР, а прокуратура только надзирает за тем, насколько их деятельность соответствует действующему законодательству, и обязана пресекать любые несоответствия.

Фактически выступление Путина свелось к выдержкам из доклада Генерального прокурора России Юрия Чайки, а также призывам «не допускать безосновательного продления пребывания под стражей», «настаивать на строгом соблюдении закона при приёме, регистрации и рассмотрении сообщений о  преступлениях»,  «крайне ответственно относиться к согласию на рассмотрение в судах уголовных дел в особом порядке».

Призывы не имели непосредственного отношения к деятельности прокуратуры, а направлять их следовало МВД, ФСБ, СКР и судебной власти.

Всё это свидетельствует о том, что в правовом управлении Путина нет специалистов, способных сделать анализ работы прокуратуры и  подготовить гаранту Конституции правдивый, аргументированный и добротный доклад.

Радует то, что мои публикации о неправомерном осуждении 500-700 тысяч подсудимых ежегодно на одном только согласии обвиняемого с  предъявленным ему обвинением, не исследуя собранные доказательства, дошли и до  Путина. Он публично заявил: «Рассмотрение дел в особом порядке – важный, конечно, инструмент, но он не должен служить прикрытием некачественной, некомпетентной работы в сфере следствия».

Радует, как всегда деловое и  аргументированное, и выступление Юрия Чайки.

Сообщение о том, что «при осуществлении надзора за  исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина в 2018 году прокурорами выявлено и пресечено более четырех миллионов нарушений», показывает реальную картину не исполнения чиновниками обязанностей по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина.

Если каждый  из миллиона чиновников в год совершает по четыре-пять нарушений прав и свобод россиян, то  Человек, его права и свободы, вряд ли скоро станут в России  высшей ценностью.

Кто-то ни дня не работавший на следствии, но увешанный званиями и наградами, лишил прокуратуру права возбуждать уголовные дела, и  Генеральный прокурор вынужден сообщать: «В 2016 году в Уголовный кодекс введена специальная норма «Незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности», часть третья статьи 299-й Уголовного кодекса. Однако за два года ни одно такое преступление на учет не  поставлено.

Две другие части (часть первая и вторая) уже более 20 лет  предусматривают ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности.

Они касаются не только предпринимателей, но тоже не  работают.

За 2017–2018 годы при 37 тысячах реабилитированных, из  которых почти три тысячи содержались под стражей, в суд направлено только два уголовных дела по статье 299-й.

Вывод очевиден: следователи и руководители следственных органов не заинтересованы в формировании практики применения данной нормы».

Законодатели необдуманно убрали уголовно-правовые запреты, которые выступали для правонарушителей сдерживающим фактором, и на следствии празднует произвол.

Поэтому и отмечается ежегодный рост допущенных следователями нарушений, общее число которых в истекшем году составило 1 миллион 200 тысяч.

Это при том,  что на учёт поставлено 1600 тысяч преступлений.

Не обошёл Юрий Чайка и проблем, связанных с особым порядком рассмотрения уголовных дел.

Генеральный прокурор утверждает:  «Другая причина ухудшения качества расследования состоит в чрезмерном использовании особого порядка рассмотрения уголовных дел без исследования доказательств.

Такой упрощенный подход применяется практически по 70 процентам дел.

Убежден, что удельный вес дел, рассматриваемых в особом порядке, должен быть значительно снижен».

Вместе с тем, Генеральный прокурор не дал оценки тому, как исполняются его приказы «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью  органов предварительного следствия».

Например, проверка законности:

—  действий и решений следственных органов в ходе досудебного производства при приеме, регистрации и  разрешении сообщений о преступлениях и реагирование по фактам укрытия преступлений от учета;

—  постановлений о  привлечении в качестве обвиняемого и  о соответствие изложенных в них обстоятельств требованиям уголовного и  уголовно-процессуального законодательства.

Умолчал Юрий Чайка и о том,  сколько  выносится согласно части 3 статьи 88 УПК РФ  мотивированных постановлений о признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, и об исключении их из обвинительного заключения.

Но это обязана была сделать Администрация Президента России, если бы Путин хотел знать достоверную информацию о работе прокуратуры. Однако среди работающих в администрации около 2 000 сотрудников, нет специалистов, способных сделать такую работу.

Вот и живём при ситуации, когда в стране есть гарант Конституции, надзирающая за соблюдением Конституции  и  исполнением законов, прокуратура,  Конституционный Суд РФ, судебная власть, но власти Конституции, обеспеченной её гарантом и правосудием, нет.

По верховенству права Россия на 162 месте.

https://echo.msk.ru/blog/advokatvladimir/2392231-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com