Россию готовят к монархии

© Фото с сайта www.kremlin.ru

Наша власть главную ставку делает на свою несменяемость, оправдывая это тем, что страна окружена врагами и необходимо противостоять козням Запада.

Опасность такой системы в том, что пожизненный лидер единолично принимает решения, никому не подчиняется и никому не подотчетен. 

«Установление монархии в России невозможно», — такое категоричное заявление сделал Владимир Путин в далеком 2002 году. При этом он добавил, что «нет никаких сил, чтобы свернуть Россию с демократического пути развития». Однако за 17 лет, прошедших после этого заявления, жители Российской Федерации убедились в обратном. В огромной стране, которой в течение столетий управляли цари, а почти весь XX век — генеральные секретари ЦК КПСС, сегодня вновь установилась автократическая форма правления.

Должность сегодняшнего правителя России обозначена как «президент», но это всего лишь ширма, за которой скрывается режим единоличной власти. Неважно, как называется пост лидера России: царь-батюшка, генеральный секретарь ЦК КПСС или президент. Главная особенность заключается в том, что лицо, его занявшее, находится у власти пожизненно. И это лишь деталь, что после двух сроков Владимира Путина был успешно реализован план под кодовым названием «преемник», в результате чего четыре года экс-президент занимал пост премьер-министра, продолжая, однако, вместе с главой государства Дмитрием Медведевым принимать важнейшие решения.

В истории было немало примеров не ограниченной сроками верховной власти. Например, в 1802 году Наполеон Бонапарт был избран пожизненным первым консулом. Примечательно другое — далеко не все политики, добившиеся провозглашения себя пожизненными лидерами, сумели сохранить власть до своей естественной кончины. Саддам Хусейн, Хосни Мубарак и Муаммар Каддафи были свергнуты. Однако Франсиско Франко, Мао Цзэдун, Ким Ир Сен, Иосип Броз Тито и Сапармурат Ниязов, а также многие другие диктаторы правили до своей смерти.

При этом все они, фактически являвшиеся пожизненными лидерами, регулярно переизбирались на новый срок, выставляя свою кандидатуру на бутафорских выборах. Как считают многие эксперты, система пожизненного президентства (особенно та, в которой происходит передача власти преемнику), мало чем отличается от наследственной монархии.

Сегодня все федеральные телеканалы находятся под жестким контролем Кремля, и в эфире запрещено критиковать президента. При этом в течение дня раз десять можно увидеть сюжеты, в которых главным героем является Путин. Он принимает губернаторов, скачет верхом, катается на лыжах и так далее.

В России нет ни одного федерального оппозиционного канала, на который приглашались бы Навальный и другие политики из лагеря несистемной оппозиции. За минувшие 19 лет у власти нынешний президент России ни разу не участвовал в теледебатах, а его любимый жанр выступления — это монолог. Это и понятно. После первых же теледебатов рейтинг может сразу обвалиться. Ведь острых вопросов накопилось достаточное количество.

Например, о том, почему в России за минувшие несколько лет были закрыты десятки больниц и роддомов и о том, почему Генпрокуратура РФ не возбуждает уголовного дела по фактам нецелевого расходования средств в Роскосмосе на триллионы рублей (эти факты содержатся в результатах проверки Счетной палаты за 2018 год).

Ни одного другого политика в России не показывают в эфире так много, как Путина. Вот почему население в большинстве своем вынуждено воспринимать его как единственного и безальтернативного лидера страны.

Опасность такой системы состоит в том, что пожизненный лидер единолично принимает решения, никому не подчиняется и никому не подотчетен. К примеру, Госдума за последние 19 лет ни разу не поставила под сомнение решение, принятое главой государства. Все эти годы обитатели Охотного ряда покорно одобряют все решения, которые им «спускают» из администрации президента.

Кремлевские пропагандисты постоянно говорят о том, что во всем этом якобы нет ничего необычного. Мол, никакой реальной демократии на самом деле нет и на Западе. Но возьмем конкретный пример. В США Конгресс учредил пост специального прокурора. Назначенный на эту должность бывший директор ФБР Роберт Мюллер расследует деятельность действующего 45-го президента США Дональда Трампа уже почти два года.

В страшном сне трудно представить, что в России может быть учрежден пост специального прокурора, который начал бы расследование в отношении действующего главы государства или хотя бы кого-нибудь из его ближайших соратников.

Другой пример. Тот же Дональд Трамп так и не смог добиться от Конгресса выделения $5 млрд на строительство стены на границе с Мексикой. Однако российское правительство, получая инструкции из Кремля, тратит огромные средства из госбюджета на различные программы, но при этом Госдума, в отличие от Конгресса США, не может блокировать расходование этих средств налогоплательщиков.

Вот конкретный пример: в 2009 году правительство России потратило на поддержку отечественного автопрома свыше 100 млрд рублей и эти деньги фактически были выброшены на ветер, так как даже такая солидная субсидия не помогла отрасли выбраться из глубокого кризиса. Кроме того, правительство тратит треть народного бюджета (33%) на пушки и ракеты и еще миллиарды долларов на помощь странам Азии, Африки и Латинской Америки (причем в большинстве случаев нет никакой надежды, что эти кредиты когда-нибудь вернут). Может ли такая страна двигаться вперед? Вот она и топчется на месте — повсюду застой и коррупция.

Сегодня в обстановке всеобщего «одобрямс» те, кто подвергают критике сложившуюся политическую систему, рискуют оказаться в положении Александра Радищева, который в конце XVIII века вызвал гнев императрицы тем, что в своей книге позволил себе изобразить картину удручающей нищеты и бесправия в России.

«Путешествие из Петербурга в Москву» было опубликовано в мае 1790 года, а в сентябре того же года указом Екатерины II Радищев признавался «виновным в преступлении присяги и должности подданного изданием книги… наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской».

Радищева приговорили к смертной казни, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимский острог. Почти весь тираж романа был уничтожен. Сам роман оказался под запретом, снятым только в 1905 году.

Судьбу Радищева отчасти повторил Петр Чаадаев, который в 1836 году опубликовал свое главное произведение «Философические письма», где резко критиковал отсталость царской России. Николай I был возмущен содержанием этого произведения. Журнал, в котором оно было опубликовано, закрыли, издателя сослали, а Чаадаева объявили сумасшедшим.

11 февраля 2019 года главный идеолог Кремля и автор теории о «суверенной демократии» Владислав Сурков в своей статье «Долгое государство Путина» написал так:

«…Через много лет Россия все еще будет государством Путина, подобно тому как современная Франция до сих пор называет себя Пятой республикой де Голля…». В своей статье Сурков оправдывает существование системы единоличной власти и путинизма как идеологии будущего: «По существу же общество доверяет только первому лицу… С этим рано или поздно придется смириться всем тем, кто требует, чтобы Россия „изменила поведение“.

Иными словами, Сурков предлагает россиянам подготовиться к увековечиванию существующей системы и передаче власти преемнику нынешнего верховного властителя. Можно сказать, что это возвращает Россию в февраль 1722 года, когда Петр I ликвидировал все ограничения для монарха при выборе наследника престола. Своим указом первый российский император отменил древний обычай передавать власть прямым потомкам царя по мужской линии и установил, что наследником может стать любой достойный человек по его личному выбору.

Даже для самодержавной России того времени такой поворот оказался настолько необычным, что его пришлось разъяснять, а затем требовать согласия подданных под присягой.

В нынешней России уже очевидно, что власть главную ставку делает на свою несменяемость. Публицист Михаил Ростовский в своей статье в „МК“ он пишет: „Если бы я был мечтателем, я захотел бы увидеть в 2024 году по-настоящему конкурентные президентские выборы с участием — и шансами на победу — достойных представителей оппозиции. Но я реалист и поэтому считаю: следующим президентом России может стать только выходец из ‚путинской шинели‘ — из построенной ВВП политической системы“.

Автор обосновывает свой вывод тем, что Россия под влиянием внешних обстоятельств вынуждена перестать следовать приоритету „последовательного повышения уровня жизни граждан, как это было в ‚докрымскую эпоху‘. Теперь главная задача — противостоять атаке Запада, так как наша страна вновь окружена врагами. Этим оправдывается участие России в гонке вооружений, которая постепенно разоряет и без того слабую экономику страны.

Люди, которые мыслят таким образом, де-факто провозглашают, что ‚холодная война‘ с Западом служит главным оправданием для того, чтобы преемником Путина стал выходец из построенной им же политической системы. То есть обосновывают установление в России монархической системы с передачей власти преемнику.

Айдын Мехтиев, политический обозреватель, член-корреспондент Парижского центра дипломатических и стратегических исследований

Росбалт

 

Поделиться в соцсетях