Законы РФ все сложнее отличить от беззакония


Кремлевский пресс-секретарь Д. Песков выразил сожаление по поводу возможного закрытия издания The New Times вследствие беспримерного штрафа в размере 22 млн руб., наложенного судом за несвоевременное сообщение Роскомнадзору об источниках финансирования в соответствии с законом об «иностранных агентах». Но, пожав плечами, констатировал, что процесс разорения и уничтожения независимых СМИ (штраф равен годовому бюджету электронного журнала) вполне согласуется с духом и буквой российского законодательства. Так средневековый инквизитор, усиленно молясь, публично горько вздыхал о заблудшей душе нераскаявшегося еретика, между тем передавая его светским властям для сожжения на костре.

В ту эпоху расправы над несогласными назывались актами «без пролития крови». В наш гуманный век правители и судьи вообще милостиво не отправляют неугодных на эшафот. Подобно царю Иоанну Грозному в случае с боярином Федоровым они лишают крамольников имущества, после чего те должны явиться на службу «конно, людно и оружно». Тем более при расцветшем капитализме любой актор, лишенный денег, обречен на верную смерть. Отсутствие финансов сегодня казнит не хуже языков огня. Сколько выбросившихся из окон разоренных людей, сколько спущенных в висок курков, сколько умерших до века от недоедания, болезней, унижений в черной книге капитализма?!

Дикие штрафы, «пустить по миру» стали одним из главных орудий в борьбе за удержание власти. Конституция запрещает цензуру во всяком виде. Однако сколько бы Познер и другие сытые глашатаи демократии ни кляли Главлит, цензура денежных мешков мало в чем ему уступает, а в пресечении показа негативных общественных явлений даже и превосходит. Впечатление о большой политической свободе во многом тоже обманчиво, потому как если тот или иной мешок вышел из-под контроля господствующей группировки, то правящая партия применит закон, любезно одобренный сонмом нажимающих кнопки ручных депутатов. Очевидно, что единственной целью принятых под патриотическим соусом репрессивных норм была задача заткнуть рот зарвавшимся критикам из противостоящего буржуазного клана.

По данному алгоритму власть действует всюду, где сталкивается с протестом.

Мутит воду команда Навального? За якобы нарушения при организации митингов физические лица повсеместно наказываются рублем, а самые отъявленные приговариваются к разорительным штрафам, как, например, юрист фонда борьбы с коррупцией — 250 тыс. руб. Для нескольких десятков миллионов россиян эта сумма означает два года работы за зарплату в размере МРОТ или чуть выше него, что с учетом ситуации, когда без копейки ты будешь лишен света, жилья, еды, передвижения, эквивалентно смертному приговору. Такими мерами россиян загнали на кухни ничуть не менее успешно нежели посадками диссидентов в психиатрические лечебницы.

Правда, есть упертые храбрецы вроде Удальцова (оправдывает фамилию), кому не страшно безденежье. Есть друзья и сочувствующие, готовые поделиться и скинуться на штраф. Вот ведь и при Иоанне Грозном для боярина скинулись, тот явился в строй как ни в чем не бывало. Однако царь не будь дурак — посадил Федорова на трон, заставил царские одежды надеть, поклонился… и, вынув из голенища нож, всадил его боярину в самое сердце. Можно предполагать, что деньги на штрафы The New Times, ФБК и Удальцов соберут, но разве нынешняя власть уступит Грозному и разве нет у ней ножа за голенищем?

Причем действовал царь по установленному им закону казнить и миловать по усмотрению самодержца. Потому на молчаливые взоры прислуги, вытирая кровь с рукава, как Песков, пожал плечами — мол, все согласуется с буквой и духом российского законодательства.

https://7×7-journal.ru/post/113156?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com