Россиян ждет новое социальное расслоение


Фото РИА Новости

Главе Минтруда Максиму Топилину в следующем году уже не придется учить граждан «правильно» воспринимать хорошие экономические новости.  

Россия, похоже, прошла самый низкий уровень социальной дифференциации за последние 12 лет, и социальное неравенство снова будет расти, предупреждают в Центре развития Высшей школы экономики (ВШЭ). Такой прогноз объясняется предстоящим замедлением роста зарплат в бюджетном секторе. Опрошенные «НГ» эксперты добавляют, что и в частном секторе тоже ожидается затухание экономической активности. Так что в следующем году у Минтруда больше не будет повода хвастаться беспрецедентным ростом зарплат.

Социальная дифференциация в 2018 году по сравнению с 2017-м растет. «С учетом того, что в 2019 году ожидаются более низкие темпы роста заработных плат в бюджетном секторе по сравнению с 2018-м, это может означать, что Россия прошла самый низкий уровень социальной дифференциации за последние 12 лет, и социальное неравенство снова будет расти», – сообщили в «Комментариях о государстве и бизнесе» специалисты ВШЭ.

«Правда, обещанный правительством ускоренный рост пенсий неработающих пенсионеров может несколько замедлить этот процесс», – надеется замдиректора Центра развития Светлана Мисихина. Но эти надежды легко «разбавляются» опасениями, связанными с запланированным ростом ставки налога на добавленную стоимость, а также с повышением пенсионного возраста, которое означает как раз отсрочку выплаты пенсий части граждан.

По данным Росстата, в последние годы в стране действительно были достигнуты определенные успехи. В целом за 2017 год коэффициент Джини составил около 0,410–0,412, а коэффициент фондов – примерно 15,3–15,5 раза. И это были лучшие значения за весь период после 2005 года. Коэффициент Джини – индекс концентрации доходов: если предположить, что у всех граждан доходы одинаковые, тогда он равен нулю; если допустить, что весь доход в стране концентрируется у одного человека, тогда коэффициент равен единице. А коэффициент фондов указывает на соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан.

«В 2018 году ситуация с уровнем неравенства пока не определилась до конца. За девять месяцев неравенство немного выросло по отношению к январю–сентябрю 2017-го», – замечает Светлана Мисихина. Так, в январе–сентябре 2018-го коэффициент Джини составил 0,402 против 0,400 в январе–сентябре 2017-го, а коэффициент фондов достиг 14,5 раза против 14,3 раза, зафиксированных в аналогичном периоде прошлого года.

«Увеличение неравенства было связано с тем, что доходы 20% наиболее обеспеченного населения росли быстрее по сравнению с доходами 40% наименее обеспеченного населения (4,84 и 3,08% соответственно)», – поясняет Мисихина.

Как сообщила «НГ» пресс-служба Минтруда, ссылаясь на прогнозы Минэкономразвития, «рост номинальных зарплат в 2019 году ожидается на уровне 6,1%, в 2020-м – 5,4%, в 2021-м – 6,6%». С учетом инфляции реальный рост зарплат будет меньше. Так что у правительства больше не будет поводов хвастаться рекордным увеличением оплаты труда граждан.

«По статистике за этот год заработные платы растут и в реальном, и в номинальном выражении беспрецедентными темпами», – заявил ранее на правительственном часе в Совете Федерации глава Минтруда Максим Топилин. Вот только эти слова некоторых удивили.

С одной стороны, статистика действительно фиксирует, что, например, в январе–сентябре этого года номинальные зарплаты выросли примерно на 11% к уровню января–сентября 2017-го, а реальные – с учетом инфляции – увеличились за тот же период на 8,4%. С другой стороны, в прошлом все же были похожие прецеденты: например, в 2012 году по сравнению с 2011-м номинальные зарплаты выросли на 13,3%, а реальные – почти на 8%.

Тем, кто не согласен с заявлениями о беспрецедентном росте, министр затем посоветовал «учиться… хорошие новости оценивать позитивно». Но даже если сейчас далеко не все заметили тот зафиксированный статистикой рост, который стал предметом гордости правительства, то что уж говорить про следующий год, когда особых зарплатных достижений не ожидается.

Опрошенные «НГ» эксперты добавили к прогнозу ВШЭ, что если в бюджетном секторе не будет существенного увеличения оплаты труда, то, значит, не стоит на что-то надеяться и в частном секторе. «Частный сектор ориентируется на государственный, поэтому только рост зарплат в одном даст ускорение и для другого», – говорит эксперт компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. «Частный сектор представлен как мелким и средним бизнесом, так и крупными компаниями. В малом и среднем бизнесе ситуация сложная, так как после повышения минимального размера оплаты труда (МРОТ) многие из них вынуждены были повысить заработную плату, и в 2019 году вряд ли они смогут повышать ее хотя бы минимально», – предупреждает доцент Российского экономического университета (РЭУ) Людмила Иванова-Швец. «А в крупном бизнесе ситуация менее критическая, поэтому повышение будет, но не более 5%», – продолжает экономист.

«И конечно, такого скачка номинальных зарплат в бюджетном секторе, который был в 2018 году, в 2019-м ожидать не стоит. С учетом того, что МРОТ повышают в 2019 году только на 117 руб., в бюджетном секторе рост номинальной заработной платы будет незначительным», – говорит Иванова-Швец. Про МРОТ – см. подробнее «НГ» от 23.10.18.

Доцент РЭУ Вадим Квачев замечает: «Когда мы говорим о росте зарплат, нам необходимо учитывать качественную составляющую этого роста, а именно – увеличение фактического времени работы (переработки), ухудшение качества трудовой жизни, социальной защиты работника». Зарплату могут и поднять, но вопрос, как при этом изменится нагрузка на работника. «Увеличивая зарплату, работодатель может прибегать к увеличению интенсивности труда и ухудшению качества трудовой жизни работника», – поясняет Квачев.

Завлаборатории Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Елена Гришина уточняет, что корректнее говорить не о предстоящем росте социального неравенства, а о том, что «перспектив его снижения не так много». Для улучшения ситуации нужно обеспечить равный доступ к основным благам и к тем механизмам, которые могли бы выравнять начальные условия: в частности, к образованию и к программам повышения квалификации, следует из объяснений экономиста.

Между тем некоторые эксперты считают, что рост зарплат в стране будет подогреваться демографическими тенденциями. «У нас будет снижаться количество занятого населения в результате демографических процессов, следовательно – будет постепенно нарастать дефицит рабочей силы, что, конечно, подтолкнет рост зарплат», – ожидает старший научный сотрудник ИНСАП РАНХиГС Виктор Ляшок. Хотя не все исследователи поддерживают тезис о дефиците рабочей силы. Ведь если в стране действительно будет совершен технологический рывок, то это приведет к высвобождению миллионов работников, и далеко не всех из них спишет со счетов плохая демография (см. «НГ» от 26.07.18).

http://www.ng.ru/economics/2018-11-07/1_4_7347_russian.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com