Регионы беднеют из-за обсуждения стратегий и нежелания Кремля принять одно верное решение

Пока Москва продолжает заниматься политической сублимацией, бедность в регионах приобретает все более размытые рамки.

Причина в постоянно растущей бедности населения кроется в бесконечном обсуждении всевозможных стратегий развития, нежелании власти брать на себя ответственность за благополучие своего народа и отсутствии целенаправленных действий. В целом, правительственный подход к социально-экономическому развитию в нашей стране больше похож на степ, где российская федеральная власть отбивает продиктованный внешне ритм, двигаясь то влево, то вправо.

Бедность —  не порок, а российское проклятье

Уровень бедности, который составлял более 30% в 1990-е годы, сократился к  2012 году до 10,7%. Однако в условиях обострения кризиса доля бедного населения к 2017 году возросла, достигнув 13,2%, что в значительной мере было связано с ускорением инфляции. Об этом в своей программной статье накануне заявил премьер Дмитрий Медведев. Только он не уточнил, что в первом квартале 2018 года россиян, с доходами ниже прожиточного минимума, насчитали 20,8 млн человек, против 19,3 млн бедняков по итогам прошлого года. Уровень бедности в РФ составил 14,2% против 13,2% на начало года, по предварительным данным Росстата. Это значит, что доля трудоспособных россиян, которые выживают на ежемесячный доход меньше 10 тыс. рублей, увеличилась за эти полгода на 1%.

За непрекращающееся на протяжении уже почти пяти лет падение реальных доходов россияне начинают привыкать к бедности, границы которой становятся все более размытыми. Население адаптируется к сокращению располагаемых ими доходов, одновременно сокращая средний “потребительский чек”. В июле 2018 года индекс среднего чека россиян за один поход в магазин сократился до двухлетнего минимума, по данным исследовательского холдинга «Ромир».    

По данным Росстата на I квартал текущего года 10% наиболее обеспеченного населения России обладают 29,2% общих денежных доходов. Наибольшая доля россиян (22,6%) имеет ежемесячный доход в 27 000-45 000 рублей. Свыше 60 000 рублей зарабатывает только 8,5% богатейших россиян. И ужасает в этой статистике доля из 5,9% граждан, которая зарабатывает меньше 7 000 рублей  

Понимание бедности меняется со временем и различается на разных территориях и в разных регионах. Чем отдаленнее региона от центра, тем ниже уровень доходов. На высокие зарплаты можно рассчитывать только в мегаполисах, крупных миллионниках, где свои активы держит крупный бизнес. Остальные территории уже привыкли к несправедливости своего положения, когда основные деньги уходят в федеральный бюджет, а региону остается только надеяться на лоббистские способности своего губернатора, его талант выпросить деньги у президента.

Понятно, что такое распределение денег не может устраивать регионы, уставшие работать на благоустройство Москвы. И опять возникает вопрос о необходимости изменения стратегии пространственного развития России.

Стратегия территориального развития страны

Идея внедрения стратегии пространственного развития и деление страны на центры, обязанные обеспечить темпы экономического роста, встретила сопротивление со стороны общественности.

Планировалось, что доработанная Минэкономразвития стратегия будет утверждена уже в ноябре. Документ был внесен в сентябре, но его негативно восприняла Общественная палата. Общественники заявили, что намерены обратиться в администрацию президента и правительства, чтобы в министерстве переписали документ. Одним из пунктов критики было то, что в стратегии отсутствует объединяющая идея для субъектов РФ.

Последний вариант стратегии пространственного развития страны был в штыки воспринят регионами. Проект стратегии предлагал «назначить» 35–40 центров, которые в 2035 году должны будут обеспечивать до 65% экономического роста России, а также утвердить состав 14 макрорегионов, исходя из сложившихся социально-экономических связей, сообщал ранее “Коммерсантъ”. Полпреду президента в Сибирском федеральном округе Сергею Меняйло не понравилась идея разделить Сибирь на три макрорегиона — Южно-Сибирский, Енисейский и Байкальский. Меняйло заявил, что предлагаемые «центры экономического роста» угрожают Сибири превращением в сырьевой придаток.

Не все общественники и эксперты отнеслись с подозрением к идее “расчленить” экономику по наиболее развитым регионам, отвечающим на заявленные правительством темпы экономического развития. Эксперт экопресс-центра Общественной палаты РФ Александр Воротников считает, что реализация подходов, изложенных в проекте Стратегии, открывает серьезные перспективы для развития арктической зоны России.

Важно и то, что для привлечения инвестиций в реализацию Стратегии будет использован механизм государственно-частного партнерства.

Примечательно, что впервые в документах такого уровня говорится об увеличение негативного влияния глобальных климатических изменений на социально-экономическое развитие территорий Российской Федерации.

В Арктической зоне, Сибири и на Дальнем Востоке наблюдается наиболее быстрый рост температуры воздуха в пределах России, что ведет к изменению ландшафтов и таянию вечной мерзлоты, влияющему на устойчивость функционирования инфраструктуры на указанных территориях. В настоящее время, проблема деградации вечной мерзлоты – одна из важнейших для АЗРФ.

— Александр Воротников, эксперт экопресс-центра Общественной палаты РФ, эксперт московского регионального отделения “Деловой России”, эксперт центра ПОРА ( проектный офис развития Арктики), эксперт Российско-Китайской Палаты по содействию торговле машинно-технической и инновационной продукцией, руководитель рабочей группы по ГЧП в Экспертном совета по системам транспорта и транспортной инфраструктуры Арктической зоны РФ (МИИТ-РУТ)

Что нам нужно?

Стратегии разрабатываются в слишком большом отрыве от реальной ситуации в регионах. И вместо предоставления территориям большей экономической свободы, поддержки региональных банков, предприятий и градообразующих заводов федеральная власть выбирает более-менее успешные из них и ставит перед ними задачу максимум, перекладывая свой грандиозные обещания на плечи региональных глав и парламентов.

Сомневаться в эффективности предлагаемой стратегии заставляет отсутствие прописанных механизмов реализации достижения задач экономического роста, в том числе и финансовых. У нас обсуждают различные стратегии, создают для этого экспертные советы, группы и фонды. Но дело дальше этого почему-то не идет, отмечает политолог Ольга Чернокоз. Мы могли бы учитывать опыт Китая в управлении территориями, которые предполагает большую свободу провинций, чем есть у российских регионах сейчас.

В России стратегия территориального (пространственного) развития обсуждается давно. Но сами регионы и неангажированные эксперты не были допущены к обсуждению. Главным инициатором стратегии стало Министерство экономического развития РФ, которое не может широко смотреть на эту тему в силу своей узкой специфики. Здесь необходим более широкий подход— не только с учетом экономических факторов, но и геополитических, социальных. Иначе эта стратегия опять останется на бумаге. Например, здесь очень интересен опыт Китая. Все считают КНР авторитарным государством и централизованной страной. Однако в отношении регионов это не так. С самого начала экономических реформ Ден Сяопина в начале 80-х центральная власть дала регионам и региональным властям большую самостоятельность. Регионы конкурировали между собой за инвестиции, управленческие практики. Наилучшие практики центральная власть брала на вооружение. Так и сейчас продолжается. У нас же регионы не заинтересованы показывать результаты. Их цель— это получение бюджетных денег. Все это ведет к тому, что мы видим в политике —население теряет доверие к местным и региональным властям.

— Ольга Чернокоз, политолог

Ситуация в регионах не улучшается, прошедшие выборы показали высокий запрос общества на перемены. Когнитивный диссонанс возникает при перманентном падении реальных доходов и все более амбициозных обещаниях президента. При современных стандартах потребления и качества жизни уже очевидно, что бедность — вопрос не только текущего дохода, но и доступа к необходимым социальным благам: образованию, здравоохранению, культуре, услугам по уходу, государственным услугам и пр. И чем дольше вопрос о стратегическом развитии провисает в воздухе, тем более фантастическими кажутся слова о сокращении бедности, экономическом росте и техническом прогрессе. Для развития нужен излишек, а народ сейчас пытается всеми силами сводить концы с концами.   

Ксения Ширяева

http://www.gosrf.ru/news/38612/?utm_referrer=https%253A%252F%252Fzen.yandex.com

Поделиться в соцсетях