Армии российских чиновников, состоящие, как правило, в командах или кланах высоких должностных лиц, периодически тасуются между собой в различных должностях, мигрируя из одного ведомства в другое, из одного региона в другой. Они подбирают под себя все новые должности и все больше возможностей распределения госконтрактов, не забывая при этом поддерживать своих земляков и бывших коллег.

«Новая газета», исследовав истории карьерных взлетов и падений около 59 тысяч чиновников РФ по базе данных «Декларатор», отследила зависимость миграции чиновников и миллиардов по госконтрактам. Выявлением чиновничьих команд издание занималась совместно с центром «Трансперенси Интернешнл — Р».

Как отмечает газета, долгое время занимая государственный пост, чиновники формируются в команду вокруг начальника. И эта команда не рассыпается, даже когда руководитель меняет работу: его коллеги и подчиненные тянутся вслед за ним. Эти ВИП-кочевники, переходя вслед за своим кланом на новую работу, не проходят никакого конкурсного отбора, хотя этот механизм должен способствовать тому, чтобы должность получал самый достойный, а не самый лояльный и дружественный сотрудник. Ведь когда личные отношения становятся важнее уровня профессионализма, то это уже конфликт интересов —

В качестве примера кочевого чиновничества издание приводит команду вице-мэра и главы московского строительного комплекса Марата Хуснуллина, который до назначения в Москве работал министром строительства Республики Татарстан. За восемь лет вслед за Хуснуллиным в Москву «перетянулись» многие его бывшие коллеги, а также представители бизнеса республики.

По странному совпадению 46 земляков Хуснуллина получили руководящие посты в 45 госучреждениях московского Стройкомплекса. Еще шесть земляков Хуснуллина трудоустроились в департаменты финансов и городского имущества. Как минимум 28 человек вполне можно назвать «командой Хуснуллина», так как с ними он непосредственно взаимодействовал, будучи на посту министра в Татарстане.

За восемь лет работы Хуснуллина в должности главы московского строительного комплекса основную долю госконтрактов получили фирмы, директорами которых являются его знакомые, либо фирмы из Татарстана. По количеству госконтрактов подрядчики из Татарстана опережают даже питерцев.

View image on Twitter
Газета приводит и имена конкретных чиновников, которые вслед за Хуснуллиным стали перебираться в Москву, а также фирм-подрядчиков, получивших крупные госконтракты по «географическому происхождению»:

— Фарит Фазылзянов — экс-министр информатизации и связи Татарстана с 2015 ныне возглавляет государственное бюджетное учреждение «Мосстройинформ», которое отвечает за информационное обеспечение городского строительства;
— Евгения Левкина — дочь руководителя Департамента градостроительной политики Москвы Сергея Левкина, возглавляет один из отделов «Мосстройинформа», которое подчиняется папиному департаменту. И самого Левкина Хуснуллин пригласил в свою команду, руководствуясь совместным опытом строительства особой экономической зоны «Алабуга»;
— Ильмира Галиаскар и Асель Сарсенбаева — бывшие коллеги Хуснуллина по министерству образования и науки Татарстана также заняли руководящие должности «Мосстройинформа»;
— Константин Тимофеев — бывший директор московского филиала банка «Ак Барс» из Татарстана, в одной из структур которого в прошлом работал Хуснуллин, в 2011 году стал председателем «Москомстройинвеста» в московском Стройкомплексе;
— Екатерина Храмова — экс-начальник юридического отдела филиала «Ак Барса» затем стала заместителем Тимофеева в «Москомстройинвесте»; — Павел Дудулин — бывший начальник отдела министерства финансов Татарстана, ранее также работавший в «Ак Барсе», теперь является исполнительным директором «Мосинжпроекта»;
— Евгений Шмагин — бывший гендиректор АО «Таткоммунпромкомплект», тоже бывший сотрудник «Ак Барса», теперь возглавляет госучреждение «Научно-исследовательский аналитический центр», который занимается ценообразованием в проектировании и строительстве.

Всего в Департаменте градостроительной политики и подведомственных ему организациях четыре человека — из первоначальной команды Хуснуллина и еще пять человек — «мигранты» следующих волн.

Еще примером чиновничей «клановой миграции» стала команды губернатора Кировской области, бывшего руководителя Росреестра, Игоря Васильева, который привел с собой на новое место работы девять коллег.

Префект Центрального административного округа Москвы Владимир Говердовский, работавший в разных префектурах, привел за собой команду из примерно 13 человек. Эти люди всегда шли вслед за ним. А бывшие коллеги, подавшиеся в бизнес, всегда могли рассчитывать на крупные госконтракты.

Руководитель проекта «Декларатор» «Трансперенси Интернешнл — Р» Андрей Жвирблис в интервью газете заявил, что командные миграции чиновников на публике объясняются благовидными аргументами типа «взял команду проверенных людей», однако по факту это является нарушением конкурсных процедур и правом граждан на равный доступ к госслужбе.

Как распределялись «между своими» миллиарды при строительстве спортивной арены «Лужники»

Особое место «Новая газета» отвела связи Хуснуллина с фирмами-подрядчиками при строительстве спортивной арены «Лужники». Возведением ее руководил Марат Хафизов из Татарстана, а помогали ему осваивать миллиарды близкие знакомые.

Больше шести миллиардов рублей госконтрактов достались компании «СтройЭкоРесурс», которая принадлежит давнему другу Хафизова со времен жизни в Набережных Челнах — Ренату Хабибуллину.

У компании «ПИ-Центр» (другого подрядчика «Лужников») — 364 млн рублей госконтрактов на спортивную арену, плюс миллиард из других контрактов от Стройкомплекса. До 2017 года «ПИ-Центром» владела Полина Заверюхина из Татарстана. А когда Заверюхина работала директором «Гаскар Интеграции», она имела еще два небольших контракта от «Лужников». Фирмой в то время владел Равиль Валеев, который вместе с Хафизовым создал благотворительный фонд «Лидер».

Еще 1 млрд рублей от «Лужников» получила компания «ВекторТрейд», которая «конкурировала» со «СтройЭкоРесурсом» Хабибуллина. При этом семьи владельца «ВекторТрейда» Нияза Мингалимова, а также Хабибуллина и Хафизова дружат между собой, отмечает газета.

В 2017 году Хафизов возглавил «Москапстрой» — крупнейшего техзаказчика строительства. В 2018 году Москва выкупила эту компанию. А директором «Лужников» стал Ильгиз Хайрутдинов, бывший замначальника отдела «Главного инвестиционно-строительного управления» Татарстана. Этим управлением руководил Рашид Нуруллин, знакомый Хуснуллина по совместной работе в торгово-промышленной фирме «Ак Барс» в 1990-х.

Как «между своими» раздали госконтракты на миллиарды при реновации

Кстати, аналогичное расследование было проведено и в связи с распределением среди знакомых Марата Хуснуллина миллиардных госконтрактов по реновации в 2017 году.

Правительство Москвы с октября 2016 года по февраль 2017-го провело 51 конкурс и выбрало подрядчиков для строительства жилых домов, которые позже оказались включены в программу реновации. Как показало расследование, победителями тендеров зачастую становились компании, владельцами которых являются земляки или давние знакомые заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина, ранее возглавлявшего министерство строительства Татарстана.

Все конкурсы проводило принадлежащее городу Управление гражданского строительства (УГС), созданное в 2011 году по инициативе Хуснуллина. Эта организация отвечает за социальные объекты и жилье, которое возводится за счет государства. К настоящему моменту крупнейшим проектом УГС является район Некрасовка, который находится неподалеку от мусоросжигательного завода и очистных сооружений, а в народе именуется «социальным муравейником» из-за понастроенных там многоэтажек.

Сейчас УГС возглавляет заслуженный строитель Татарстана Дамир Газизов, который работал начальником управления капитального строительства и реконструкции Казани в годы, когда Хуснуллин возглавлял Минстрой Татарстана. Газизов покинул госслужбу в 2006 году, когда против него было возбуждено уголовное дело. Он подозревался в оказании давления на членов конкурсной комиссии, в результате чего тендер на реконструкцию центрального стадиона Казани выиграл его приятель. Впрочем, через несколько лет дело было закрыто.

Но Газизов — лишь один из многочисленных земляков Хуснуллина, задействованных в программе реновации.

На юго-западе Москвы два дома для переселенцев отдали строить компании «Ай Пи Групп», которая в последние годы проектировала жилые дома по заказу УГС. Совет директоров этой фирмы возглавлял Рашид Нуруллин, выросший с вице-мэром Хуснуллиным в татарском райцентре Чистополь. В 90-х они оба были заместителями гендиректора в госкомпании «Татэнерго», а в 2000-х Нуруллин работал в местном главном инвестиционно-строительном управлении — фактически аналоге московского УГС. «Ай Пи Групп» также спроектировала четыре жилых дома на улице Судостроительной в Нагатино, куда переселяют участников реновации первой волны.

Еще одна татарская компания — «Алев групп» — проектирует новые жилые дома для района Кузьминки. Основали ее бывшие сотрудники «МД-Арх», который в 2000-х был одним из самых успешных строительных холдингов Татарстана. Там же в Кузьминках строит дома для переселенцев малоизвестная «Строительно-монтажная компания», которая получила на эти цели 5,56 миллиарда рублей. Ее руководство часто менялось, но большинство из предпринимателей так или иначе связаны со строительством в Татарстане.

В контракте с УГС у «Строительно-монтажной компании» указан номер телефона, по которому сообщают, что это фирма «Выбор строй монтаж». Компания со схожим названием — «Выбор строй проект» (ВСП) является чемпионом по контрактам на строительство стартовых домов в районах реновации: она получает от государства почти 10 миллиардов рублей на возведение жилья в Останкино, Очаково, Измайлово и Богородском.

Несколько контрактов на строительство стартовых домов для реновации досталось бывшим военным управленцам. Более 10 лет назад Хуснуллин будучи министром строительства Татарстана познакомился с Сергеем Левкиным, нынешним главой департамента градостроительной политики Москвы, в котором и разрабатывалась программа реновации. Левкин до середины 2000-х возглавлял Военно-строительное управление города Москвы, подчиненное Министерству обороны РФ, а затем госкомпанию «Особые экономические зоны», потратившую почти 100 миллионов рублей на создание туристической зоны на непригодном участке, представлявшем собой болото.