Политическая система оказалась в тупике



В неконкурентные избирательные кампании некоторые партии решили добавить оригинального креатива. Фото с сайта www.uipressa.ru

В докладе организации «Голос» об итогах выдвижения кандидатов на единый день голосования 9 сентября утверждается, что нынешняя партийная система страны находится в тупике. Крупнейшие партии, прежде всего парламентские, сами стали своего рода фильтром. Причем они и не пропускают на выборы других игроков, и не разрешают таким выдвигаться из своих рядов. Эксперты отметили, что нынешняя политическая система, которая не может справиться с поглощением всех недовольных, похоже, скоро перестанет устраивать власть.

Авторы доклада делают вывод, что в большинстве регионов взят курс на проведение неконкурентных выборов с предопределенными результатами. При этом сами партии, в том числе парламентские, заранее не провели достаточную работу на местном уровне для преодоления муниципального фильтра.

И теперь во многих субъектах РФ большие группы избирателей оказались лишены своих идеологически близких кандидатов. «Муниципальный фильтр ведет лишь к устранению свободной конкуренции из выборного процесса, остается механизмом манипулятивного отсева кандидатов», – подчеркивается в докладе. А еще и отсутствие возможности самовыдвижения в большинстве регионов тоже является существенным ограничением пассивного избирательного права.

Естественно, что единственной здесь рекомендацией от «Голоса» стала отмена муниципального фильтра, который не справился ни с одной из первоначальных задач, но зато позволяет манипулировать палитрой кандидатов так, как это угодно властям.

Однако авторы доклада обнаружили на выборах и некий партийный фильтр. Это когда крупнейшие партии фактически отказываются от реальной борьбы за власть именно в тех регионах, где они имеют наиболее высокие шансы на успех. Например, КПРФ нет в тех регионах, где ее кандидат в президенты Павел Грудинин показал результаты выше среднероссийских – 11,8%. Это Алтайский край (23,7%), Омская (20,4%) и Новосибирская (16,4%) области, Красноярский край (12,8%). Между тем Новосибирская и Омская области входили в тройку тех субъектов РФ, где Компартия могла преодолеть муниципальный фильтр самостоятельно. В Амурской же области не стала выставлять своего представителя ЛДПР, хотя ее позиции там одни из самых крепких.

Руководитель аналитической группы «Голоса» Станислав Андрейчук сказал «НГ», что сущность партийного фильтра состоит в следующем: «Есть впечатление, что существует непубличный торг между партиями и администрацией президента, по результатам которого партии получают в виде бонусов, скажем, финансы или здания в центре городов». А когда партия по согласованию с Кремлем в одних регионах снимает наиболее сильных кандидатов, то в других ей гарантируют избрание собственных представителей. Например, врио губернатора Андрею Клычкову в Орловской области – КПРФ, врио губернатора Александру Буркову в Омской области – «Справедливой России».

Андрейчук отметил, что и сами партии не выглядят реальными борцами со своей политической идеологией, это скорее клубы по интересам для выдвижения на выборах. Эксперт допустил, что в условиях отсутствия публичной политики ожидать другого от партий сложно. Но, по его мнению, уже ясно, что партсистема нуждается в модернизации. Он предположил, что она может начаться уже осенью и затронет такие парламентские партии, как СР и ЛДПР. «Реформа будет, но большой вопрос, в сторону улучшения или ухудшения. Протестные настроения растут, общество недовольно социально-экономической обстановкой – исходя из этого власть и будет искать ответ», – подчеркнул эксперт.

Политолог Андрей Колядин пояснил «НГ»: «Нашу партийную систему необходимо обновлять, запускать в ней дух конкуренции, засосать в нее, как пылесосом, политически активных людей, а может, и создать новую партию, которую сделать местом обсуждения и пенсионной реформы, и иных неоднозначных действий власти. Необходимы и партийные лифты в старых партиях, где сидят одни и те же люди десятилетиями». Он подчеркнул, что власть начинает теряет контроль над ситуацией в партсистеме, когда из-за пенсионной реформы коммунисты ужесточают свою оппозиционность, а значительная часть избирателей «Единой России» от нее отворачивается. Поэтому, заметил эксперт, власти может и понадобится новая партия – центристская или либеральная. При этом, конечно, провластная, но не вызывающая отторжения и без прилипших клише.

И хотя рано или поздно все партпроекты власти превращаются в одно и то же, есть промежуток времени, когда такая новая партия будет восприниматься хорошо – его власти можно будет использовать в тех или целях. Впрочем, Колядин сомневается, что в новый гипотетический проект удастся привлечь ярких лидеров, а тем более реальных оппозиционеров.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев считает, что партийная реформа нужна власти хотя бы для большей репрезентативности и представительности, а сейчас есть большое число граждан, которых никто в политике не представляет. Но, подчеркнул эксперт, революции ждать не стоит: партийная модернизация пройдет на уровне слияний-поглощений – например, СР и «Родины». А вот четыре думских партии останутся, как и их вожди, «на фоне которых наш президент выглядит молодым, здоровым, полным сил».

http://www.ng.ru/politics/2018-08-09/3_7285_deadlock.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com