Олег Николаев: «Оппозиция как шоу. Долго шумели, а кандидатов выставили непроходных»


 

Обычно я не хожу на митинги. Особенно на протестные. Тем более — у нас, в Хакасии. Потому что митинги эти, как правило, плохо организованные. Со стыдно малым количеством участников. С плохими и косноязычными ораторами. С организаторами, которые сами плохо представляют конечную цель массового мероприятия. И с резолюцией, которая носит декларационный и демагогический характер. По сути, все эти якобы протесты и проводились в Хакасии, на мой взгляд, лишь для галочки и только для московского руководства федеральных партий или иного заказчика и отчёта перед ними о проведённом мероприятии. Поэтому я и не ходил на такие митинги. Статистом для массовки быть никогда не интересно.

Но недавно всё-таки пошёл. Отчасти как наблюдатель. Но в большей степени как гражданин, который был очень недоволен резким скачком цен на автомобильное топливо. Мне казалось, что, таких как я, судя по истерии в интернете, на абаканском митинге против роста цен на бензин и дизельное топливо будет тысячи. К тому же, мероприятие это усердно анонсировалось по телевидению и в социальных сетях за несколько дней до его проведения. Но каково же было моё удивление, когда в Черногорском парке Абакана я обнаружил лишь сотни две недовольных. И это притом, что соорганизаторами публичного мероприятия стали аж четыре оппозиционных партии: ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» и «Партия РОСТА».

Я, действительно, был очень удивлён. И даже не плохой организацией митинга. Уж своих-то партийных сторонников организаторы митинга должны были привлечь к протесту. Ведь, как говорится, хорошая импровизация – это заранее подготовленная и искусно срежиссированная, а уже потом талантливо сыгранная миниатюра или сценка. А митинг – это тот же мини-спектакль. С заглавными героями, массовкой, ролями второго плана, режиссёрами, звукооператорами и авторами. Здесь всё также должно быть чётко организовано, как в театре. Пустишь что-то на самотёк – получишь вместо драматического спектакля цирковое представление.

Так вот, даже не тому, что митинг был организован плохо, я удивился. Это для нашей оппозиции как раз и присуще. И даже не тому, что ораторы заранее не подготовились и выступали плохо — не зажигали, скажем так, митингующих. А тому я очень сильно удивился, что такая животрепещущая и активно обсуждаемая тема, которая коснётся каждого жителя нашей страны, а значит – и нашей республики, не привлекла и не вывела на митинг большое количество недовольных людей. Почему? И размышляя на эту тему, вот к каким выводам я пришёл.

Протестное настроение в Хакасии, о котором всуе твердили мне многие собеседники, реально существует. И, предполагаю, что уровень этих настроений, действительно, высок. Только назвать их можно, скорее всего латентными, то есть скрытыми и внешне не проявляющимися. Такие протесты можно назвать ещё кухонными. Почему? Люди советской эпохи меня хорошо поймут. По сути, протестные настроения в Хакасии как механизм политического или общественного воздействия на власть не существуют. Потому что и в природе они остаются как настроения, переход в действие которых даже в ближайшей перспективе не прогнозируется. А настроение без действия в политике – это практически ничто. Следовательно, все усилия хакасской оппозиции поднять жителей Хакасии на активные протестные действия, не обречены не успех. Я бы даже сказал, что эти затеи изначально неудачны. И, на мой взгляд, вот почему.

Во-первых, уровень качества жизни в Хакасии постоянно растёт. К примеру, по данным рейтингового агентства «РИА Рейтинг» по итогам 2017 года наша республика вошла в десятку регионов России, показавших существенный рост. Основными факторами роста позиций Хакасии стали, в том числе, снижение уровня безработицы и сокращение доли населения с доходами ниже прожиточного уровня. В этот период выросли объёмы вкладов жителей Хакасии в банках и обеспеченность детей дошкольного возраста в образовательных учреждениях. Выросла также обеспеченность населения жильём.

Во-вторых, Хакасия традиционно являлась спокойным и терпимым к невзгодам регионом. Поэтому здесь и не было серьёзных поводов для формирования традиций и культуры массового протеста. Митинг за отказ строительства кремниевого завода – это уникальное исключение, которое как раз и подтверждает ранее сложившийся общественный уклад. К тому же, организация того митинга была на порядок выше организации партийных митингов сегодня. Была чётко и предельно ясно сформирована цель того протеста. Сейчас уже не важно, кем. Главное в другом. Жители Хакасии тогда были убеждены в том, что в результате их действий злополучный завод строиться не будет. А это одно из важнейших условий протеста – уверенность в том, что твои действия могут оказать воздействие на власть. Если, конечно, цель этого протеста вообще достижима.

В-третьих, у нынешней оппозиции в Хакасии нет опыта и умения организации массовых (действительно, массовых!) мероприятий. Это связано, как я уже говорил, с отсутствием традиций. А по большому счёту и с нежеланием оппозиции такие массовые мероприятия организовывать – для отчёта в Москву достаточно от 50 до 150 участников. Хотя, зачастую, на митингах оппозиции количество участников и наблюдателей не превышает даже и 50 человек.

И, наконец, в-четвёртых. Может быть, всё проще? Просто лидеры нашей оппозиции не могут позвать народ за собой? «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков»? И, действительно? Как хорошо знают лидеров оппозиции в Хакасии? К чему они призывают своих сторонников? Какие они ораторы? И что они представляют вообще из себя?

В местном отделении КПРФ новый лидер – молодой и, как говорят некоторые политологи, перспективный, но пока ещё плохо известный среди избирателей Валентин Коновалов. Его и выдвинула совсем недавно конференция хакасских коммунистов на главный республиканский пост. Аргументация делегатов КПРФ понятна – их первый секретарь обязан участвовать в губернаторских выборах. Не важно даже, победит он или нет. Главное – участие! А, между тем, у коммунистов Хакасии есть реальный кандидат, который мог бы составить серьёзную конкуренцию кандидату от «Единой России» Виктору Зимину. Это Александр Семёнов. Достаточно вспомнить, что он уже составлял серьёзную конкуренцию кандидату от партии власти Надежде Максимовой на недавних выборах в Государственную думу Федерального собрания РФ. И проиграл он тогда мизерное количество голосов. Поэтому коммунист Семёнов мог претендовать на победу. Мог бы! Но коммунисты решили иначе. Они поставили не на победу, а на участие.

Впрочем, это старинная политика КПРФ – поучаствовать в выборах, но не побеждать. В Хакасии – это уже традиция. И, думаю я, это от того, что не хотят они власть в свои руки брать. Это же – ого-го! – какая ответственность. И она им совсем не нужна. Проще – иметь мандаты и кабинеты в Верховном Совете. И с этих позиций республиканскую власть критиковать. Безопаснее, знаете ли!

Даже собственную инициативу о проведении республиканского референдума о доверии действующему Главе Хакасии Виктору Зимину они сами уже удачно и запороли. Просто вопросы, которые они хотели вынести на референдум, были ими сформулированы таким образом, чтобы Верховный Совет Хакасии признал их не соответствующими требованиям федерального законодательства. Хотя тогдашний лидер хакасских коммунистов Николай Бозыков являлся членом президиума республиканского парламента, возглавлял комиссию по регламенту, и прекрасно понимал, вопросы в каких формулировках может одобрить Верховный Совет, а в каких нет. А если и не понимал, то мог проконсультироваться с правовым отделом аппарата парламента. Но не захотел. Хотя, что-то мне подсказывает, что сделано это было специально так, чтобы референдум, в конце концов, не состоялся. А что? Пиара и крика много. А ответственности опять же никакой. Как говорится, и ушицу поели, и о рыбьи шипы не укололись.

Впрочем, не лучше ситуация с выбором кандидатов на должность главы Хакасии и от других партий. От «Справедливой России» идёт руководитель местного отделения Андрей Филягин. От партии «Зелёные» — Сергей Ербягин. От «Партии РОСТА» — Александр Мяхар. От партии «Коммунисты России», скорее всего, будет выдвинут Денис Бразаускас. От Партии пенсионеров России – Олег Иванов. Не определилась пока с кандидатом на высший государственный пост в Хакасии ЛДПР.

Ничего не могу сказать плохого об этих людях. Но минус у всех один – они не смогут составить реальную конкуренцию кандидату от «Единой России» Виктору Зимину. Потому что, видимо, и не хотят.

Мне могут заметить, что я, дескать, опять издеваюсь и смеюсь над оппозицией. Отнюдь нет. Я солидарен здесь с профессором Преображенским из «Собачьего сердца»: «Какое там смеюсь? Я в полном отчаянии»…

Олег Николаев, для Агентства деловой информации