Метод доктора Маркса


© СС0 Public Domain

Основная заслуга Карла Маркса состоит в том, что он создал универсальный инструмент познания человеческого общества.  

На днях исполняется 200 лет со дня рождения Карла Маркса, человека, который согласно интернет-опросу «Би-Би-Cи» за 1999 год был назван величайшим мыслителем минувшего тысячелетия. В 1839 году Карл Маркс окончил Берлинский университет экстерном, а затем защитил докторскую диссертацию в Йенском университете. По данным каталога Библиотеки Конгресса США этому ученому посвящено больше научных трудов, чем любому другому. Попробуем разобраться, в чем причина такого интереса к наследию Маркса, особенно с учетом того, часть его работ имеет отношение лишь к тому времени, в котором он жил, а значит, по определению относится уже скорее к истории научной мысли, а не к актуальной социальной и экономической теории.

После крушения СССР многие сочли сам факт развала «первого в мире государства рабочих и крестьян» убедительным доказательством несостоятельности марксизма, ведь формально учение Маркса, как ни крути, было советским евангелием. Хорошо помню, как в начале 1990-х годов продвинутые остряки-карикатуристы изображали Маркса сидящим на всех трех томах его главного труда, «Капитала» на паперти с протянутой рукой. И вот, поди же ты, по сию пору миллионы людей, ломающих голову над самыми острыми проблемами современного мира, вновь ищут ответы в работах этого человека.

В чем же тут дело? Понятно, что среди тех, кто припадает к этому источнику, есть огромное число доктринеров, идеализирующих советский опыт. С этими людьми, в общем, все понятно — им не поможет ни Маркс, ни господь бог. Именно поэтому им остается уповать на очередного «героя»…

Вместе с тем, сегодня немало и тех, кто, открывая марксово «многопудье», обнаруживает в нем то главное, что оставил после себя этот мыслитель, то, что благодаря его стараниям и продвинуло науку о развитии человеческого общества.

Основная заслуга Маркса как ученого состоит в том, что он разработал метод изучения развития человеческого общества, создав в некотором роде универсальный инструмент его познания.

Причем в случае Маркса слово «универсальный» можно смело брать в кавычки, так как этот человек не признавал никаких авторитетов и никаких абсолютных истин. Если для него в науке и философии и было что-то несомненное и универсальное, так это лозунг «подвергай все сомнению». «Все» — значит и собственные выводы и обобщения. Не случайно, по воспоминаниям его друга и единомышленника (с которым, впрочем, они не раз спорили по ряду вопросов) Фридриха Энгельса, даже уже после выхода в печать в 1867 году первого тома «Капитала» Маркс продолжил работать над ним и делал это практически до самой своей смерти в 1883 году, внося в каждое новое издание дополнения и исправляя формулировки в связи с появлением новой фактуры.

В отличие от некоторых современных деятелей, для которых «факт в истории сам по себе — ничто», для Маркса факт был чрезвычайно важен. Как исследователь он умел смотреть фактам в глаза, не отворачиваясь и не ретушируя их. В том числе, и от тех, которые не укладывались в его собственную первоначальную концепцию.

По его убеждению, если факты противоречат теории, это значит, что теория неверна, в ней есть ошибка. Истина не в чьей-то умной голове, а в реальной жизни. «Практика — критерий истины», — считал он.

Этот метод Маркса еще со времен Энгельса, пережившего своего великого друга почти на 15 лет, стали называть историческим материализмом. Маркс начал его разработку, взяв за основу диалектику великого немецкого философа Гегеля. Разница между диалектикой Гегеля и диалектикой Маркса, по словам последнего, состояла в том, что «у Гегеля диалектика стоит на голове. Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно».

Для Гегеля, писал Маркс, «процесс мышления… есть демиург действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней». Перевернув гегелевскую философию «с головы на ноги», целью своей научной деятельности Маркс сделал изучение того, как материальное начало влияет на сознание, идеологию и всю общественную жизнь человека.

Энгельс позже уточнил: «конечные причины всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена».

Говоря о методе Маркса, профессор Киевского университета Николай Зибер в своей рецензии на вышедший в России в 1871 году первый том «Капитала» писал: «Насколько речь идет собственно о теории, метод Маркса eсть дедуктивный метод всей английской школы, и недостатки его, как и достоинства, разделяются лучшими из экономистов-теоретиков».

Сам же Маркс говорил о «Капитале», что «конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества», которое, по его мнению, «не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами».

И вот здесь нам стоит перейти к тому, что было столь важным для Маркса — к реальной практике. После 1917 года его последователи в России попытались сделать то, от чего он предостерегал. А именно предприняли глобальную попытку и «перескочить через естественные фазы развития», и «отменить последние декретами». Поначалу даже казалось, что им это удалось — они взяли и удержали власть и начали грандиозные преобразования в огромной стране.

Однако в России, где примерно 85% населения накануне 1917 года были не пролетариями, а мелкими собственниками — крестьянами, сделать это можно было только путем установления жесточайшей политической диктатуры.

Но, так или иначе, первые десятилетия советской власти могло показаться, что марксов метод на одной шестой части суши посрамлен. Действительно, что мы здесь видели? Горстка людей, захватив власть, начала преобразовать огромную страну, руководствуясь не запросами большинства общества, а собственными представлениями о правильном устройстве жизни.

Однако неумолимые объективные экономические законы, открытые Марксом, подспудно делали свое дело. Под асфальтом малоподвижной государственной советской экономики, в которой наемный труженик — что рабочий, что крестьянин, что интеллигент, так и остался бесправным наемным работником — прорастали, пробивая этот асфальт, ростки частной инициативы.

В итоге нынешние преобразования буквально во всех бывших «странах социализма», как это ни парадоксально, как раз и являются замечательным подтверждением правоты теории Маркса. Он писал, что «ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества».

И вот мы видим, что показала историческая практика: та или иная страна, где кучка революционеров захватила и удержала власть, может «перескочить» через необходимый этап своего развития, но объективные экономические законы, открытые Марксом, неизбежно вернут ее практически на исходную позицию.

Отмечая двухсотлетие Маркса и глядя на то состояние, в котором находится сегодня, и Россия, и Китай, и многие постсоветские страны, мы вновь должны вспомнить слова великого мыслителя, относившиеся тогда, впрочем, к Германии, но сегодня актуальные как для бывших социалистических, так и для развивающихся государств: «Мы, как и другие континентальные страны Западной Европы, страдаем не только от развития капиталистического производства, но и от недостатка его развития. Наряду с бедствиями современной эпохи нас гнетет целый ряд унаследованных бедствий, существующих вследствие того, что продолжают прозябать стародавние, изжившие себя способы производства и сопутствующие им устарелые общественные и политические отношения. Мы страдаем не только от живых, но и от мертвых. Le mort saisit le vif! (Мертвый хватает живого!)».

Тем, кто этого еще не понял, стоит вспомнить слова из «Рабочей Марсельезы»: «отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног…».

Актуальность метода Маркса, применительно к сегодняшней эпохе, состоит еще и в том, что он помогает нам спрогнозировать будущее. Так, очевидно, что Китай, где бурное развитие современного капитализма в экономической сфере создало массовое новое «третье сословие», стоит на пороге великих политических преобразований. Буржуазно-демократическая революция здесь лишь дело времени. Новый класс собственников в союзе с интеллигенцией и крестьянством рано или поздно предъявит свои права на политическую власть и буржуазные свободы.

А вот с Россией все сложней. За минувшие почти два десятилетия это самое «третье сословие» здесь почти исчезло. Более 90% населения нашей страны сегодня — это зависимые от государства наемные работники, с надеждой глядящие в рот своему «государю». Конечно, «крот истории» роет и здесь, но пока, боюсь, не в ту сторону…

Александр Желенин     Росбалт