Анатомия слухов: патриотическая защита от отставки


© СС0 Public Domain

Чиновники готовятся к инаугурации Владимира Путина и кадровой чистке, а единороссы — к его уходу в 2024 году. 

Борьба с мессенджером Telegram Павла Дурова и предстоящая инаугурация главы государства остаются главными темами для околополитических разговоров в России. Главная тема, собственно инаугурационная, связана с тем, где и как пройдет эта церемония.

Говорят, что замглавы управления президента по внутренней политике Александр Харичев предложил устроить мероприятие на площади. То ли на Соборной внутри Кремля, то ли сразу на Красной — на виду у всего народа. Символика этого предложения понятна. Еще когда придумывали соответствующий ритуал под Бориса Ельцина, его окружение не скрывало, что за образец берется не вступление в должность зарубежных президентов, а скорее обряд коронации монарших особ российского дома Романовых.

Теперь предполагается окончательно стереть границы между инаугурацией и коронацией. Правда, ходят слухи, что сам Владимир Путин не слишком доволен этой идеей и пока ее не одобрил. Так что скорее можно говорить о чиновничьем подхалимаже. Ведь тут, помимо просто стремления угодить первому лицу государства, играет роль еще неизбежная череда перестановок в кремлевской администрации и Белом доме после выборов.

Тот же Харичев, при условии что в высших эшелонах произойдут изменения, вполне может рассчитывать занять пост главы управления президента по внутренней политике, если его нынешний глава Андрей Ярин либо также уйдет на повышение, либо перейдет на другую работу за пределами Кремля (источники говорят как о первом, так и о втором варианте).

Впрочем, главный слух середины апреля был связан все же с переменами на самом главном посту государства. Публичное обсуждение темы «Россия без Путина» против обыкновения запустила не оппозиция, а партия власти — на форуме «Молодой гвардии» Единой России». Там обсуждали не только якобы неизбежный уход Путина с президентского поста через шесть лет, но и необходимость создания «боевых дружин» численностью в 100-200 человек для уличной борьбы с оппозицией.

Все эти темы, заметим, вовсе не новы, обсуждались они еще в середине 2000-х годов, когда власть готовилась к созданию «тандема» премьера Путина и президента Медведева. Однако тогда «боевые дружины», громко анонсировавшиеся в течение предыдущих нескольких лет, так и не смогли ничего сделать с оппозицией во время массовых протестов. Да и главный участник «тандема» в итоге решил вернуться в президентское кресло уже в 2012 году.

Как ни парадоксально, тема отставок и назначений связывает инаугурацию и с попыткой заблокировать мессенджер Telegram, которую, формально по инициативе ФСБ, неожиданно резко начал Роскомнадзор и его руководитель Александр Жаров. Дело в том, что про самого Жарова, как и еще про целый ряд потенциально близких к отставке фигур, вроде вице-премьера Дмитрия Рогозина, говорят, что они сейчас используют последнюю возможность, чтобы сохранить за собой должность.

Рецепт прост. Как известно, Владимир Путин никого не увольняет под давлением общественного мнения. Соответственно, если совершить «самострел» и вызвать на себя огонь общественного негодования какими-то заведомо бессмысленными действиями, то шанс усидеть в своем кресле после 7 мая заметно возрастает.

Неудивительно, что появилась версия, будто Александр Жаров узнал о том, что в России четвертого срока Владимира Путина для него не нашлось места, и решил использовать именно этот способ спасения. Он целенаправленно действует настолько неуклюже, что попытка выстрела в Telegram оборачивается ковровой бомбардировкой всего Рунета. Теперь получается, что его надо отравить в отставку за излишнее усердие — а это совершенно не в стиле российской власти.

Примечательно, что пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову уже пришлось выступить фактически с оправданием действий Роскомнадзора и заявить о том, что неудачные попытки заблокировать Telegram вовсе не дискредитируют это ведомство. И как теперь увольнять Жарова, даже если такие планы действительно были? Это будет выглядеть как «уступка толпе» — вещь совершенно недопустимая в системе ценностей правящей элиты. Вдобавок, Роскомнадзор подводит под блокировку Telegram фактически идеологические основания, активно демонстрируя свою лояльность.

Между тем, ходят самые разнообразные слухи относительно того, что стало реальной причиной атаки на мессенджер и его владельца Павла Дурова. Близкие к властям блогеры одно время, например, пытались доказывать, что ФСБ требовало от Дурова вовсе не все ключи шифрования для свободного чтения переписки любых пользователей, а якобы доступ только к данным нескольких абонентов, связанных с терактом в петербургском метро в 2017 году. Но Дуров отказался, что и стало причиной всех проблем.

Еще одна версия — что ФСБ атаковало Дурова за его намерение создать огромную сетевую империю, выпустив для этого новую криптовалюту, гораздо более эффективную и удобную, чем биткойн. Ее появление якобы грозило рождением в России параллельной финансовой системы, неподконтрольной властям.

Правда, не исключено, что это уже не часть войны вокруг Telegram, а уже совсем другой сюжет — в середине апреля ФСБ неожиданно стала мишенью сразу для нескольких информационных атак. Причем не только она подвергается давлению. Прединаугурационная подковерная схватка под ковром продолжает напрямую влиять на будущее Генпрокуратуры и Следственного комитета. В марте близкие к главе СКР источники распускали слухи, что Александр Бастрыкин подомнет под себя все следствие, отобрав его не только у МВД, но и ФСБ, и после начала четвертого срока Владимира Путина в России наконец появится аналог американского ФБР.

Теперь же идет новая атака на самого Быстрыкина. В частности, в середине апреля спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко публично поддержала идею возвращения Генпрокуратуре контроля над следствием. То есть выступила за передачу инструмента для борьбы со Следственным комитетом в руки давнего недоброжелателя Бастрыкина, генпрокурора Юрия Чайки.

Вероятнее всего, это вовсе не последний «выстрел» в схватке, которая может закончиться то ли превращением СКР в самое мощное «силовое» ведомство, которое будет пытаться оттеснить на второй план даже ФСБ, то ли его полным разгромом и отставкой Бастрыкина. До инаугурации остается еще больше двух недель, и за это время российский правящий класс в борьбе всех против всех может успеть сотворить еще многое.

Иван Преображенский       Росбалт