Журналисты рассказали о конфликте интересов среди чиновников Дагестана


В Дагестане распространена практика приема на работу в государственные ведомства и учреждения близких людей, а не специалистов из кадрового резерва, заявил главный редактор информагентства «Дербент» Милрад Фатуллаев. Увольнения чиновников из-за конфликта интересов, объявленные на фоне кадровых зачисток в республике, являются каплей в море, отметил журналист Эдуард Уразаев.

«Кавказский узел» информировал, что в Дагестане с начала 2018 года зафиксирован ряд случаев увольнений чиновников из-за конфликта интересов. 12 апреля стало известно, что временно исполняющий обязанности замминистра транспорта, энергетики и связи Дагестана, супруга которого приходится родной сестрой главе этого министерства, уволен после прокурорской проверки. До этого из-за родства с главой Тляратинского района от должности освобожден управляющий делами администрации и руководители двух учреждений. В марте дагестанская чиновница была снята с должности из-за родства с главбухом администрации. В январе была уволена директор школы-интерната в Избербаше, которая приходится сестрой мэру города.

Наличие протекционизма при устройстве на работу распространено в Дагестане

Прием на работу в государственные ведомства и учреждения близких людей является довольно распространенной в республике практикой, заявил корреспонденту «Кавказского узла» главный редактор информагентства «Дербент» Милрад Фатуллаев.

В Дагестане нет открытых, прозрачных, понятных механизмов, которые можно проверить, при подборе и расстановке кадров. То есть с биржи труда работников никто не берет, никто не черпает специалистов из кадрового резерва. Все подбирают по рекомендации, протекционизму

«Это не обязательно родственники. Работников отбирают из числа кумовьев, соседей, друзей, сватов, а то и любовников и любовниц. Наличие кумовства, неких джентльменских соглашений, протекционизма при устройстве на работу — очень распространенное явление в республике. Именно по этим соображениям на различные должности и принимаются работники. В Дагестане нет открытых, прозрачных, понятных механизмов, которые можно проверить, при подборе и расстановке кадров. То есть с биржи труда работников никто не берет, никто не черпает специалистов из кадрового резерва. Все подбирают по рекомендации, протекционизму, а то и за наличный расчет», — сказал он.

Он отметил, что уволенный врио замминистра транспорта, энергетики и связи Дагестана «ничем не запомнился, кроме близкого родства с самим министром», а его увольнение произошло только через полгода после того, как республику возглавил Владимир Васильев.

«И это несмотря на серьезную и жесткую чистку, которую он [Васильев] провел. Даже после этого люди оставались на своих должностях», — указал Фатуллаев.

5 февраля врио главы Дагестана Владимир Васильев отправил в отставку правительство республики. 7 февраля премьер-министром Дагестана был назначен Артем Здунов, ранее занимавший пост министра экономики Татарстана. Здунов анонсировал масштабную борьбу с коррупцией, пообещав вернуть бизнес в правовое поле и вывести экономику республики из тени. Бывший врио главы правительства Дагестана Абдусамад Гамидов вместе с двумя своими заместителями и бывшим министром образования и науки Дагестана Шахабасом Шаховым с 6 февраля находятся под стражей по обвинению в мошенничестве.

«Второй пример — Тлярантинский район. Только за последние полтора месяца там были уволены брат, сестра, шурин, два племянника главы. То есть в одном таком маленьком районе такие масштабы», — отметил главред информагентства.

В Дагестане сотни чиновников незаслуженно занимают свои должности, полагает Уразаев

После смены прокурора республики всплыли результаты проверок по теме конфликта интересов, которые ранее замалчивались в силу политического союза прежнего прокурора Дагестана и бывшего главы республики, считает журналист и политолог Эдуард Уразаев.

Рамазан Абдулатипов покинул пост главы Дагестана в октябре 2017 года. В период его работы во главе республики прокуратуру Дагестана возглавлял Рамазан Шахнавазов. Шахнавазов занял пост прокурора Дагестана в апреле 2013 года, а в отставку он ушел в ноябре 2017 года.

«К этому добавилось, видимо, желание продемонстрировать активность перед новым руководителем работников самой прокуратуры. Это ярко проявилось, например, при увольнении троих родственников Рамазана Абдулатипова с руководящих должностей в родном для него Тляратинском районе. Поэтому на данном этапе увольнение замминистра транспорта, энергетики и связи — это, скорее, не результат подковёрной борьбы «бульдогов», а результат антикоррупционной кампании, в которой свои возможности используют мелкие игроки», — сказал Уразаев «Кавказскому узлу».

Увольнение замминистра, являющегося родственником главы этого ведомства, запоздало на два года, тем более что в работе на этом посту он «ничем не выделялся», полагает политолог.

«В Дагестане кумовство распространено широко и в условиях системной коррупции, о которой заявил новый прокурор Дагестана Денис Попов, приобрело большие масштабы. Правда, многие чиновники часто действуют по принципу обмена услугами, когда один назначает родственника другого и тот действует по принципу взаимности. Разумеется, что объявленные случаи принятия мер — это капля в море. Таких случаев — сотни, но хорошо, что хотя бы в отношении части чиновников, незаслуженно занявших должности, справедливость восстановлена», — считает он.

При этом Уразаев добавил, что он не против, если талантливый, трудолюбивый и добросовестный родственник высокопоставленного чиновника будет продвигаться по карьерной лестнице на основе объективной оценки его достижений.

Конфликт интересов во власти в Дагестане сохраняется годами

«Кавказский узел» также писал, что в период руководства республикой Рамазаном Абдулатиповым в республике возникали вопросы о конфликте интересов во властных структурах. Так, 11 мая 2016 года прокуратура Дагестана сообщила, что потребовала от главы республики пресечь конфликт интересов, возникший из-за родства между главой администрации главы и правительства Дагестана Исмаилом Эфендиевым и замначальника отдела контрольного управления администрации Юсуфом Эфендиевым. В администрации заявили, что Юсуф Эфендиев был уволен за день до того, как о конфликте интересов объявила прокуратура.

Победить «клановую» практику управления в Дагестане можно только «укреплением правовой состязательности ветвей власти, прозрачностью деятельности органов власти, контролем гражданского общества за деятельностью чиновников, подлинными процедурами демократических выборов и сменяемостью высоких должностных лиц», ранее заявил «Кавказскому узлу» заведующий сектором Кавказа Центра региональных и цивилизационных исследований РАН Энвер Кисриев. По его словам, в Дагестане «в этих аспектах политической практики наблюдается существенная деградация».

В свою очередь главный редактор журнала «Дагестан» Магомед Бисавалиев еще в период принятия закона, отменяющего всенародные выборы глав муниципальных образований в Дагестане, в 2014 году отмечал, что республика нуждается в «полном демонтаже кланов».  «Пока в Дагестане не пройдет полный демонтаж кланов, пока республика не избавится от одиозных фигур, здесь при любой форме голосования эти же кланы и финансовые тузы будут диктовать свои условия. Никакой разницы – всенародные выборы или выборы представительными органами, они все равно подкупают и навязывают свою волю через фальсификации, деньги, стволы, знакомства», — ранее заявил Магомед Бисавалиев «Кавказскому узлу».

Новости о ситуации с кадровыми чистками в Дагестане публикуются «Кавказским узлом» на специальной тематической странице «Кадровые зачистки в Дагестане«.

Автор: Расул Магомедовисточник: корреспондент «Кавказского узла»

http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/319239/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
© Кавказский Узел