Павловский объяснил, почему президентская кампания преподнесет новые сюрпризы


 

 

Неожиданных результатов от выборов президента в 2018 году ждать не стоит — эксперты уверены, что мартовское событие правильнее называть референдумом или даже аккламацией — признанием человека, обладающего властью. Но вот предвыборная кампания может преподнести сюрпризы.

— Вся конструкция кампании, на мой взгляд, большой сюрприз. Лично я его не ожидал. Еще даже месяц назад я видел, что идет уж год примерно, сейчас уже год точно будет на этой может быть неделе, когда Навальный выдвинулся, идет расширяющаяся весь год, она расширялась и населялась героями и проблемами, и дебатами кампания в обществе. В независимой прессе, в соцсетях. И в нее включались постепенно политики. Тоже в первую очередь независимые, но опять-таки непредсказанные. После Навального с одной стороны в это вошли «Открытая Россия», но не в обычном качестве. Просто одной из оппозиционных групп. А дальше антиреноваторы, и наконец все это завершилось пожалуй, последний пик это Собчак. И Собчак появление в прежних кампаниях было бы просто появление внутри официального мейнстрима предвыборного. А тут Кремль вообще перестал рассматриваться как играющая сторона.
Весь этот год мы вообще не обсуждали Кремль. Все обсуждали какие-то проблемы, связанные со страной, какие-то варианты программы необходимой президента. И я не могу даже сказать, что это была оппозиционная кампания. Потому что в нее входили и другие, в каком-то смысле Усманов со своими антинавальными эскападами тоже включился в нее. И тоже содействовал расширению этого русла. Это очень интересно. Это впервые. Но я думал, что в декабре все это на полной скорости наскакивает на официальную процедуру начала избирательной кампании, Навального не регистрируют. Штабы начинают закрывать на формальных основаниях. А произошло что-то другое.
С выдвижением Путина обозначается, что официальная кампания фактически будет идти параллельным курсом. Она не остановила и видимо, уже не остановит эту кампанию в паблике. Она будет идти, это чисто аппаратная кампания, даже выборами ее не надо называть. И референдумом тоже. Это не референдум тоже. Кампания пролонгации срока Путина. Но она оказывается под прессингом уже идущей кампании. Я не мог понять, а каким образом может сработать общественная кампания, как она может повлиять на эту официальную, где они полностью разомкнуты. И появление Ксении Собчак, постепенно, не сразу обозначило новый интересный момент. Что возникло окошко. Интерфейс между двумя кампаниями. Потому что Ксения получается, что принадлежит одновременно и к кампании в обществе и одновременно, при том даже восприятии не как главное обстоятельство принадлежит и к официальной кампании, если конечно ее зарегистрируют. Это совершенно не очевидно. Потому что чем дальше, тем больше видно, что она работает как, не знаю, это сознательно или бессознательно, она работает на эту смычку, на перемычку между двумя обычно полностью разомкнутыми сценами.
Эксперт уверен, что от избирательной кампании стоит ждать новых сюрпризов:
— Но главный сюрприз есть уже сейчас. Путин болтается в этой своей кампании как кое-что кое в чем. То есть, собственно говоря, непонятно, он кто такой. Он не лидирует. Он не задает тем. Темы идут мимо него. Там администрация чего-то придумывает удивительные вещи, видимо, из отчаяния просто. Потому что то, что вся эта идея с шариками, которыми будут увешаны избирательные участки, дело в том, что я считаю, что Путин получит значительно больше.

По очень простой причине. Потому что рейтинг, который меряется, это уже не его рейтинг. Это, собственно говоря, рейтинг таблички над входом в государство. Оно воспринимается как путинское. И Путин, как я уже говорил как эпоним этого государства. Как тот, кто дал ему в глазах избирателей имя. Поэтому он уже обесчеловечен для избирателя. И даже не надо вести его кампанию. Он получит свои 70-80%, но это ничто на самом деле. Надо понимать, что это уже не относится к нему. Как человеку среди людей, как политику среди других политиков.

812ONLINE