Наталья Бондарчук: «Инна Макарова не знает, что умер Алексей Баталов»


баталВспоминая роли Алексея Баталова, невозможно не вспомнить картину Иосифа Хейфеца 1958 года «Дорогой мой человек», в которой актер сыграл доктора Устименко. Сразу после выхода на экраны фильма зрители «поженили» актера с Инной Макаровой, исполнившей роль возлюбленной героя Вари Степановой. Но это напрасно. У каждого из них на тот момент была своя личная жизнь. Дочь Инны Макаровой Наталья Бондарчук поделилась своими воспоминаниями об артисте и предположила, что могло подорвать здоровье Алексея Владимировича.

— С самого моего детства я знаю Алексея Баталова. Поэтому я будто потеряла родственника. Нам сейчас очень тяжело. Но сейчас надо думать о другом, о его наследии. Алексей Баталов оставил великолепные роли. То, что они сделали с моей мамой Инной Владимировной Макаровой в картине «Дорогой мой человек», — это навсегда. Я так к нему и относилась всю жизнь — как к дорогому человеку. Своей работой он вывел на первый план интеллигента, нашего современника. Показал, каким может быть простой советский человек.

— Часто ему доставались роли рабочих, но он был совсем из другой семьи — столичных актеров, интеллигентов.

— У него даже дворянские корни есть. Но при этом, какие бы роли не играл, он олицетворял лучшее, что было в наших людях. И не важно, Тибул он в «Трех толстяках», Борис в «Летят журавли», Гоша в «Москва слезам не верит», все образы потрясающие. Баталов — часть народной души, наше достояние.

— Как справилась ваша мама Инна Макарова с известием о кончине Алексея Баталова?

— А она не справилась. Мы не говорим ей об этом.

— Почему?

— Мама уже в том состоянии души, когда у нее все живы. И мой папа, и бабушка. Я поддерживаю ее в этом ощущении, пусть думает, что смерти нет. Мы даже поговорили с очень известными специалистами, и они считают, что так для нее будет лучше. Потому что, когда редеет эта рать, еще недавно окружающая тебя, это ужасно. И каждый раз, когда уходит близкий человек, ощущение, что «очередь за мной», как говорил поэт. Так что мы отключили все телефоны и надеемся, что она ничего не узнает.

— Думаете, по телевизору не услышит?

— Она плохо себя чувствует, и я попросила сиделку, чтобы она не включала телевизор. Я очень ее берегу. Вы знаете, мне кажется, что она и не очень поймет, что случилось. Но с ней об этом мы говорить не будем. Лучше попоем романсы, которые она так любит. Она до сих пор помнит много стихов и прекрасно их читает.

— Буквально на днях завершилась эта тяжба семьи Алексея Баталова с соседом по дачному участку, который на земле актера построил баню.

— Эти ужасные суды, конечно, сократили жизнь Алексея Владимировича. Он защищал права своей дочери, ведь участок принадлежит Маше Баталовой. Для Алексея она ребенок сложный, особенный, у нее ДЦП. И кто, кроме него, мог защитить дочь. Но оказалась, помощь нужна ему самому. Меня несколько раз приглашали на различные телешоу, где неравнодушные люди, как могли, пытались поддержать Алексея и, чем возможно, помочь, посоветовать, найти экспертов.

Когда я сидела в одной студии с тем человеком, который затеял тяжбу с семьей актера и кричал: «Это для вас он Алексей Баталов, а для меня — обычный человек. И почему он должен пользоваться землей, которую он отписал мне», меня это просто перевернуло. Это крутое невежество. Да, есть обычные люди, их много, они могут быть и очень хорошими, и очень плохими. Но есть великие — ученые, писатели, художники, поэты, актеры. Так вот Алексей Баталов относится к этой категории. Он — великий артист, который глубоко зашел в душу каждого из нас, даже, не побоюсь сказать, целого народа. Сейчас во многих городах, поселках, деревнях люди плачут и молятся за него. Я даже не сомневаюсь в этом.

— При его регалиях, всенародной любви он никогда не мог стукнуть по столу и решить свои проблемы.

— Да что вы, он ничего не мог, особенно в последние годы. Он был практически слепым. К тому же интеллигентнейшим человеком из такой же семьи, в которую были вхожи многие известные люди. Алексей дружил с Анной Андреевной Ахматовой. И не переносил всяких разбирательств. И когда ему пришлось с ними столкнуться, эти суды украли у него несколько лет жизни. Я так считаю.

— Как вам кажется, что теперь будет с дочерью Алексея Владимировича Машей?

— Слава Богу, жива Гитана, супруга Алексея. Она главная ее защитница. Дети с таким диагнозом, как у Маши, — особенные дети, очень тяжело переживают уход близкого человека. Дети с ДЦП в основном передвигаются на коляске. И представьте, уйдет человек, который возит эту коляску, — и всё. И дальше беспросветность так называемой государственной опеки. Очень хочется, чтобы Гитана успела найти опекуна дочери. Здоровья ей и Маше. Как ни страшно, но ей придется этим заняться. Потому что одна дочь не сможет без помощи.

Вы знаете, я сейчас подумываю о создании каких-то общин-поселений, которые бы договаривались друг с другом об опеке их особенных детей. Чтобы не оставить их без помощи, не рассчитывая только на государство. Это нужно делать со священниками и теми, кто сам попал в эту ситуацию.

— Алексей Баталов на примере своей семьи показал многим, что особенных детей не сдают в детские дома, что с ними можно и нужно заниматься. Ведь Маша получила хорошее образование. Пишет детские книги.

— Маша — уникальная девушка. Она окончила ВГИК, сценарный факультет. Пишет сценарии, недавно издала книги рассказов для детей. Но чтобы добиться таких результатов, требуется еще и помощь специалистов.

Когда Маша была маленькой, ее возили на лечение в Военный клинический детский санаторий в Евпатории. Я изучила эту проблему и специфику детей с ДЦП. Узнала, что даже колясочникам надо пытаться вставать и ходить. Хотя бы начать развивать этот навык. Хотела снять фильм об этих детях, и о санатории, но Министерство культуры отклонило мою заявку. Мне кажется, люди должны больше знать о проблемах таких детей, и, быть может, кому-то удастся помочь.      iz.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники