Громкие дела как прелюдия к выборам



© Фото ИА «Росбалт»

© Фото ИА «Росбалт»

С недавних пор в российских регионах началась настоящая антикоррупционная революция. На прошлой неделе был задержан и этапирован в Москву экс-глава Республики Марий Эл Леонид Маркелов. В начале апреля задержан и отправлен под арест в Москву глава Удмуртии Александр Соловьев. Под следствием одновременно находятся главы Коми, Сахалина, Кировской области и многие высокопоставленные чиновники региональных администраций. Губернаторы и приближенные лица, включая придворных олигархов, больше не чувствуют себя в безопасности. Ни принадлежность к либеральной экономической тусовке, ни географическая отдаленность от Москвы, ни статус героя местного значения не гарантируют неприкосновенности. Несомненна федеральная политическая воля довести громкие уголовные дела до судебных приговоров в течение 2017 года.

От Коми до Сахалина

Каждый коррупционер на что-то рассчитывает. На связи, на продуманность коррупционных схем, на то, что если до сих пор не трогали, значит, и теперь не тронут. В случае с Вячеславом Гайзером, бывшим главой Республики Коми, фактором неприкосновенности мог стать недолгий срок работы в должности. Гайзер был избран главой в сентябре 2014 года, набрав на выборах 78,97% голосов. Такое доверие народа, казалось, гарантировало года три спокойной работы, несмотря ни на что.

У Следственного комитета России было другое мнение. Ровно год спустя Гайзера задержали и этапировали в Москву. В его служебном кабинете были найдены крупные суммы наличных денег и документы на зарубежные офшорные компании. Обвинение против Гайзера выдвинуто по статьям 210 УК РФ – организация преступного сообщества и участие в нем, а также 159 УК РФ – мошенничество. 30 сентября 2015 года Владимир Путин прекратил полномочия Гайзера в связи с утратой доверия.

29 декабря 2016 года на другом конце страны под стражу был взят бывший руководитель администрации Республики Хакасия Владимир Бызов. Основное обвинение, предъявленное ему и подельникам, – закупка медицинских препаратов для лечебных учреждений по завышенным ценам. Бызова также обвиняют в получении взяток. В ходе следствия у Бызова было изъято около 57 млн руб. наличными в рублях и валюте, а вдобавок – ювелирные украшения на крупную сумму.

Еще раньше на Дальнем Востоке России был арестован и отправлен в Москву губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Сотрудники столичного ФСБ явились к нему в кабинет 4 марта 2015 года, одновременно обыски прошли на московской квартире и подмосковной даче. Сахалинский губернатор отличался традиционным подходом к накоплению богатств и собирал сокровища в прямом смысле слова. У него изъяли более восьмисот ювелирных изделий, в том числе и коллекционную ручку стоимостью 36 млн руб. Причиной ареста стала взятка в 5,6 млн долларов от главы «Тихоокеанского Внешторгбанка».

Каждое из этих дел сопровождалось задержанием приближенных, ставших подельниками. Характерно, что в день ареста Хорошавина экс-мэр Южно-Сахалинска Андрей Лобкин, не попрощавшись с семьей и не собрав вещи, улетел в Токио. Если Москва взялась за регион, то никто из тех, кто причастен к коррупционным преступлениям, не может рассчитывать на безнаказанность.

Шлите деньги на карту

Особняком стоит дело губернатора Кировской области Никиты Белых. Никита Юрьевич был назначен руководителем области в декабре 2008 года не за уникальные менеджерские качества и не за популярность среди вятчан. Президент Дмитрий Медведев этим назначением дал понять умеренным либералам, что им по-прежнему доступны высокие административные должности, при условии лояльности и маломальского профессионализма. Да, еще нужно было выйти из фрондерского по отношению к власти СПС.

Семь с половиной лет Никита Белых соответствовал этим критериям. У него не было ни катастрофических административных провалов, ни скандалов общероссийского масштаба, ни местной фронды. Правда, он публично поддерживал своего экс-советника и главного борца с коррупцией от оппозиции Алексея Навального. В сентябре 2014-го Белых победил на губернаторских выборах при очевидном одобрении Кремля.

Несчастье Белых заключалось в том, что он не заметил, как в отношениях Москвы и региональных элит появилось третье условие мирного сосуществования. Даже лояльному профессионалу теперь прощали не все. Даже если этот лояльный профессионал считался либералом. Пойми Белых, что за коррупцию взялись всерьез, он не оказался бы в июне 2016 года в одном кадре с чемоданом, наполненным мечеными купюрами. Симпатизанты Белых сначала утверждали, будто чемодан с евро либеральному губернатору подбросили враги. Адвокаты Белых заявляют, что деньги предназначались на развитие города. Вот и урок всем губернаторам и мэрам: никаких наличных расчетов. Бизнесмен любит город? Пусть переводит деньги в городской бюджет по безналу. А пока – идет следствие.

Проблемы позорного караула

Еще любопытней история в Кемеровской области. Ее губернатор Аман Тулеев возглавил местное Законодательное собрание в 1990 году, а область – в 1997-м. Это непревзойденный рекорд политического долголетия в современной России. В глазах Кремля Тулеев всегда считался гарантом социально-политической стабильности и стал памятником самому себе. Такой статус прежде являлся юридическим иммунитетом, надежней депутатского: согласно известному анекдоту — памятник не посадят.

Однако с годами вокруг «памятника» появился почетный, вернее сказать, позорный караул. В его центре оказался не чиновник, а олигарх местного происхождения, угольный магнат Александр Щукин, имеющий от Тулеева звание «Герой Кузбасса».

За десятилетие с подачи Щукина сформировалась система административного рейдерства. Хозяина привлекательного угольного актива сажали в тюрьму по любому поводу, хотя бы за просрочку загранпаспорта. Томили пару недель, потом привозили в наручниках не куда-нибудь, а в здание областной администрации. Там арестованного ждала тройка: следователь, вице-губернатор и юрист Щукина. Арестованного спрашивали: хочет ли он вернуться в тюрьму или готов переписать актив на Щукина. Об отказах подследственных от сделок со Щукиным неизвестно.

Система дала сбой в прошлом году, когда по отработанной схеме был отнят контрольный пакет угольного разреза «Инской» у владельца Антона Цыганкова. Участники операции были настолько уверены в своей безнаказанности, что обсуждали по своим мобильным телефонам, не стоит ли применить к жертве паяльник для ускорения сделки.

Цыганков согласился, но выйдя на свободу, обратился в федеральный Следственный комитет. 14 ноября 2016 года в Кемеровской области прошли массовые задержания. В наручниках оказались вице-губернаторы Алексей Иванов и Александр Данильченко, начальник областного управления Следственного комитета Сергей Калинкин вместе с двумя следователями и даже сам олигарх Александр Щукин. Последний, кстати, уже признался, что в качестве взятки подарил Калинкину два автомобиля BMW X5.

Почти весь «позорный караул» отправили под домашний арест. Аман Тулеев, не ожидавший такого развития событий, собрал пресс-конференцию и публично протестовал, будто задержали его самого. Но намерение следствия довести это коррупционно-рейдерское дело до суда – очевидно.

Воры должны сесть до выборов-2018!

Истории с арестами на Сахалине, в Хакасии, Республике Коми и Кемеровской области объединяет решимость Москвы бороться с региональной коррупцией. Борьба будет вестись, невзирая ни на что: сопротивление «системных либералов» (Белых), недолгий срок работы после перевыборов (Гайзер), активное заступничество губернатора-памятника Тулеева (Щукин).

В какой-то степени эту непримиримость можно объяснить кадровыми изменениями в администрации президента РФ – приходом на пост руководителя главного политического ведомства Антона Вайно и его заместителя, жесткого менеджера Сергея Кириенко. Но предпосылки для ужесточения антикоррупционной региональной политики сложились раньше. В нынешних непростых экономических условиях махинации с ценами на лекарства, уход от налогов, рейдерские захваты прямо или косвенно, но всегда отрицательно, влияют на благосостояние населения. Если скудость федерального бюджета не позволяет прислать в регион дополнительные трансферты, то можно изъять из региона высокопоставленных грабителей, хранящих в квартирах килограммы драгоценных металлов, сверкающих камушков и чемоданы с наличкой. Не факт, что их преемники будут эталонами честности. Но то, что они не рискнут заняться таким же циничным обогащением, едва вступив в должность, – факт.

Некоторые скептики сначала утверждали, что кампания против региональной коррупции затеяна для телекартинки, что ее героев через неделю-другую выпустят, а уголовные дела будут тихо прекращены. Но те, кто был в рамках этих дел заключен в СИЗО, до сих пор там и находятся. Тот, кто до суда отпущен под домашний арест, гуляет по квартире с электронным браслетом на ноге. Это связано и с тем, что жители регионов поддержали аресты коррупционеров. В Генпрокуратуру и Следственный комитет приходят письма поддержки от жителей Кировской области и Республики Коми с просьбой проверить арестованных руководителей на причастность к другим коррупционным историям. В Кемеровской области уже несколько тысяч человек подписали обращения с требованием лишить Щукина звания «Герой Кузбасса».

Скорее всего, еще до президентских выборов громкие уголовные дела завершатся приговорами. Уже сейчас очевидно, что они не будут оправдательными. Решение наказать региональных коррупционеров, рейдеров и расхитителей принято в Кремле. Это исключает возможность откупиться на местах или освободить подследственных в зале суда. А избиратели перед президентскими выборами убедятся, что обещания президента бороться с коррупцией были не просто словами. rosbalt.ru