"Учитель стал его гнобить"


шкВ России набирает моду теневое образование. Разочаровавшись в государственных и частных школах, родители объединяются в небольшие группы, вскладчину нанимают репетиторов, самостоятельно формируют программу обучения и выбирают методики. При этом официально дети числятся в учебных заведениях как получающие домашнее образование. Раз в полгода большинство из них сдают государственные экзамены и получают документ о переводе из класса в класс. Домашнее обучение практиковалось и в СССР. Но тогда им пользовались преимущественно инвалиды и маргиналы. Сегодня от государственного всеобуча начали отказываться обычные граждане — родители нормальных здоровых детей. «Лента.ру» пыталась разобраться в причинах, недостатках и преимуществах теневого образования.

Школа уходит в тень

В семье Владимира и Маргариты Разумовых (фамилия изменена) из московского района Измайлово двое мальчиков. Проблемы возникли, когда три года назад в первый класс пошел младший сын. Как сказали позже нейропсихологи, у ребенка больше развито правое полушарие головного мозга. Кроме того, он «переученный» левша.

— Это самый трудный тип, — объясняет Владимир Разумов. — Когда возникала сложная ситуация, он впадал в ступор. Я сейчас рассказываю не про какие-то идеи Рериха, биоэнергетику. Это физиология. Если со старшим все было нормально, для младшего школа обернулась жутким стрессом. Он реально мог лечь на улице и ползти с портфелем. Учитель стал его гнобить: «Ты медленный. Ты ничего не соображаешь». Другие дети за педагогом все это повторяли. Мы перевели его в другую школу. Но там происходило то же самое.

Владимир и Маргарита были в шоке. Побежали по врачам. Провели курс коррекционных занятий с социальным психологом. Стало лучше. Но проблемы не решились.

— Сын был морально подавлен, учительница его просто размазывала, — продолжает Владимир. — Когда он учился уже в третьем классе, она ни разу не поставила ему ни одной четверки за домашние задания, которые я с ним ежедневно делал. Всегда находила к чему придраться и ставила тройку. У ребенка вообще пропала мотивация. И мы поняли, что его надо спасать.

Сначала Разумовы искали школу, где младший мог бы справиться с программой и при этом его бы не травили. Но отказали даже в православной гимназии. Случайно услышали, что в их районе группа родителей объединилась и на базе местного развивающего центра устроила мини-школу. Там занимались 15 человек. Всех их распределили по группам: 3, 5 и 7 классы. Ребята прикреплены к своим старым школам, но официально находятся на домашнем обучении. Раз в полгода проходят аттестацию по всем предметам.

— Мы обоих сыновей в этом учебном году устроили в такую «теневую» школу и счастливы, — продолжает Владимир. — В казенном учреждении учителя просто отрабатывают свои часы, а дети там находятся как в камере хранения. Я помню, как меня однажды учитель английского вызвала: «Ваш ребенок встает на уроке и кричит». А что кричит, спрашиваю. «Не кидайтесь учебниками». А почему они кидаются учебниками? «Им скучно слушать диск с английской речью. Я включаю его на уроке и иногда выхожу из класса». Тут совсем другая атмосфера. Наши дети сейчас бегут на занятия. А в обычную школу как на каторгу шли.

Недавно Разумовы сдавали свою первую аттестацию. Пятеркам старшего сына-пятиклассника никто не удивился. Зато четверки младшего на фоне прошлых двоек произвели впечатление.

— Ежемесячно платим по 10 тысяч за каждого ребенка, — говорит Владимир. — Это гораздо меньше, чем в частных школах, которые бы мы не потянули для двоих. К тому же до этого мы были вынуждены оплачивать детям няню-тьютора, которая помогала им делать уроки. Выходило больше 30 тысяч. Сейчас они целый день в этом центре. Назад приезжают на школьном автобусе. И нам с женой теперь не нужно ежедневно «учиться» с детьми до самой ночи.

По оценкам экспертов образовательной отрасли, в последние два-три года наблюдается бум «теневых» школ. Их так называют, поскольку, в отличие от частных, у них нет государственной лицензии на образовательную деятельность. Официально они либо вовсе никак не оформляются, либо один из лидеров родительского сообщества получает сертификат индивидуального предпринимателя (ИП).

— По моим наблюдениям, меньше половины уходят на домашнюю форму «по идейным соображениям», то есть хотят дать детям более качественное образование нежели то, которое предлагает государство, — комментирует соавтор некоммерческого проекта «Альтернативное образование», объединяющего семейные школы, Светлана Марзеева. — Остальные учатся дома по самым разным причинам, не связанным напрямую с качеством образования.

Кто-то не вписался в обычную школу, кто-то вынужден был уйти по состоянию здоровья, кто-то не успевает совмещать учебные нагрузки со спортом или музыкой, кого-то родители забрали в силу религиозных или иных убеждений. Также в последнее время, по словам Марзеевой, все чаще родители забирают детей из школ из-за поведения педагогов, позволяющих себе унижать детей. Хотя в последнем случае достаточно перевести ребенка на заочную форму обучения по тому предмету, с преподавателем которого не сложились отношения.

Как отмечает наш собеседник, семьи, ушедшие из традиционной образовательной системы, делятся на три группы. Те, кто самостоятельно и успешно учит детей дома. Те, кто учит самостоятельно, но лучше бы этого не делали. И те, кто вскладчину нанимают хороших преподавателей. В последнее время все популярнее индивидуальные планы обучения, очно-заочные формы. Ребенок, например, посещает уроки в школе выборочно. Либо учится сразу в нескольких образовательных учреждениях. Математика — в одном. История искусств — в другом. Российский закон «Об образовании» такие варианты допускает, хотя школы этого не поощряют. Для педагогов вольный ученик означает одно — дополнительная работа. Которая, как правило, не оплачивается.

Ксения Фридрих создала Центр семейного образования «Страна чудес» в подмосковном Домодедово. Ее сын тогда ходил в третий класс. Семье на четыре месяца пришлось уехать в другую страну. Ребенок учился дома.

— Мы оценили преимущество семейного обучения, — поясняет Ксения. — Вернувшись, сын наотрез отказался от обычной школы. Частных в Домодедово нет. Хотя я думала о них. В итоге, посетив некоторые в Москве, поняла, что их программа по сути ничем не отличается от обычных, государственных. Разве что сервиса больше. Но практически никто не предлагает индивидуального подхода и авторских методик. Частные школы также находятся под строгим прессингом госорганов. Творчество губится. А если нет, то ценник там огромный.

Ксения стала искать таких же «разочаровавшихся» в школьной системе. Собрался коллектив из восьми семей. Совместно сняли квартиру. Все родители по очереди преподавали своему «классу» предметы из программы начальной школы.

— Но эта система рассыпалась, так как не было одного ответственного за весь процесс, — продолжает Фридрих. — У родителей-учителей через какое-то время начались уважительные причины для пропуска занятий — то заболел, то уехал. В итоге вышло, что с этого учебного года я взяла на себя организацию всего учебного процесса. Сейчас у нас в группе 14 человек с 1 по 6 класс. Два раза в год все аттестуются в школах.

Нелегко было найти учителей-репетиторов. По словам Фридрих, она старается брать тех, кто по минимуму работали в обычной школе — еще не сломанных системой.

— Мне нужны люди, не от звонка до звонка занимающиеся с детьми по книжке, а креативные. Например, на литературе мы показываем театральные сценки, на математике разгадываем математические квесты, на русском путешествуем по правилам правописания.

Идею создать собственную школу реализовал и строитель Иван Поветкин из города Пушкино Московской области.

— У меня трое детей, — объясняет он. — В прошлом учебном году двое мальчиков-близнецов пошли в обычный первый класс. Они туда прямо рвались. Первое сентября. Приходят домой в слезах: «Больше туда не пойдем». У них там что-то с педагогом случилось. Уговорили директора перевести их в другой класс. Полгода продержались. Но потом мы с женой решили их все-таки совсем забрать из школы. Очень низкая интеллектуальная нагрузка. Им было скучно там и они начинали безобразничать.

По словам Ивана, он хотел найти детям частного педагога. Но не получалось. Частные школы не устраивали ни по реализуемой программе, ни по ценнику. За троих (следом за братьями-близнецами в школу готовилась пойти их младшая сестра) — 75 тысяч.

— Я в то время уже познакомился с людьми, открывшими семейные классы в разных городах, поэтому решил сделать так же, — продолжает Иван. — Прошлым летом получил второе высшее образование по специальности «педагог-методист начальной школы». Нашел на интернет-форумах единомышленников. И к сентябрю у нас собрался класс в 20 первоклассников. Снял помещение в офисном центре. Подобрал программу. Получился микс из разных методик, оптимальный именно для наших детей. И сейчас самостоятельно учу ребят. Могу сказать, что успехи есть. И сарафанное радио работает. К нам в середине года пришли еще несколько первоклассников, которые не смогли учиться в обычной школе.

Школа Поветкина называется «Казуар-класс». Казуары — это крупные нелетающие птицы. Их птенцы становятся самостоятельными уже через несколько часов после рождения. Как утверждает новоиспеченный педагог, о существовании альтернативного класса власти Пушкино знают и относятся терпимо.

— У меня ощущение, что чиновники стали спокойнее смотреть на переход к домашнему образованию, — подводит итог Иван. — Коллеги рассказывают, что раньше школы неохотно отпускали детей. Для них ведь нужно готовить индивидуальные тесты, зачеты. А никому лишней работы не хочется. Но время сейчас другое. Когда мои сыновья пошли в школу в прошлом году, там было четыре первых класса по 29-30 человек. А в этом году — уже шесть классов по 35 человек. Я недавно общался с педагогами из соседнего города Щелкова, у них в классах уже по 40-45 человек. Началки перегружены. Система отпускает детей с радостью.

Алексей Любжин доктор филологических наук, автор труда «История русской школы императорской эпохи».

Домашнее образование пришло к нам из времен очаковских и покоренья Крыма. Любжин утверждает, что и раньше к семейной форме обучения власть относилась прохладно. Главная претензия — потеря идеологического контроля над подрастающим поколением. Ученый рассказал «Ленте.ру» о том, почему домашнее образование постепенно утратило свою актуальность в дореволюционной России и приобретает ее сейчас.

— Домашнее образование возникло в России еще в XVII веке. Но расцвет пришелся на елизаветинскую и екатерининскую эпохи. Именно Екатерина пыталась домашнее образование жестко контролировать и подгонять его под шаблоны, существовавшие для госшкол. На втором этапе ее царствования, когда создавалась система народных училищ, домашним наставникам было предписано не выступать за рамки казенных программ и учить строго по учебникам.

Елизавета также не жаловала домашних учителей. Один из мотивов создания Московского университета, прописанный в царском указе — это то, что дворян хотят вырвать из рук невежественных учителей, которые «лакеями и кучерами свой век препровождали», а теперь прибыли в Россию и берут деньги непонятно за что с невежественных родителей-дворян.

При Елизавете от всех частных учителей требовалось, чтобы они сдавали экзамены на право преподавания в Петербургской академии наук, либо в Московском университете. Тех, кто нанимал учителей без документов, могли оштрафовать на 100 рублей. По тем временам это была очень значительная сумма. Но правила эти почти не соблюдались, что видно по академическим и университетским документам.

В России было много форм домашнего образования. В мемуарах Сергея Николаевича Глинки описывается богатый помещик Храповицкий, который пригласил к себе лучших учителей, чтобы помочь бедным соседям, не располагавшим достаточными средствами для образования детей.

Существовали полудомашние и частные пансионы. Родители могли скооперироваться и пригласить учителя. Но и учитель мог объявить преподавание. Хотя в XVIII веке именно домашнее образование было основной формой получения знаний, власти достаточно враждебно к нему относились. Отсутствие качества — лишь один мотив, причем не самый главный. Уже тогда власть хотела посредством образования формировать у подданных идеологические установки.

Домашнее образование теряет актуальность при Николае I. Он организовал гимназии, которые в конкурентной борьбе обошли домашних учителей. Они давали знания не хуже, чем домашние воспитатели, но были дешевле. К 1917 году в социологическом плане домашнее образование стало практически незаметным.

Думаю, домашнее образование снова может оказаться перспективным направлением в России. Из современной российской школы тщательно вытравлены все питательные элементы. Я смотрел учебники истории и русского языка. И мне трудно понять, чем человек, который их изучил, более образован, чем тот, кто не видел их в глаза. Особенно много претензий у меня к книгам по русскому языку. По-моему они просто мешают формированию грамотности и восприятию русской литературы. Государственную школу можно сегодня воспринимать как помеху нормальному образованию. А в домашних условиях, возможно, людям мешать будут меньше.

Наталья Гранина   lenta.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники